ШУТКИ В СТОРОНУ. ОПЫТ РЕЦЕНЗИИ

Автор: · Дата: 2 Январь 2020 · Пока нет комментариев

Мы давно не смеёмся шуткам Михаила Манича Жванецкого.
Кто знаком с нами, частенько слышал Mot:
— Как говорил Жванецкий, когда ещё был смешным…
Так и есть. Он давно не смешной, для нас, по крайней мере.

Что Жизнь? Любовь к миру. Любовь к части этого мира, подарившую нам нам — Родине.
В молодости, редко делишь мир по моделям взаимоотношения с ним. Делишь «по дворам», «по школам», «по институтам», «по музыкальным пристрастиям»… Да, мало ли, по какой ещё ерунде.
Но позже, постепенно, не быстро приходит осознание тех самых «моделей» и их различий. И это становится, то ли, главным, то ли, важным… В общем, «занимает своё место» во взаимодействии с этим самым миром.
По крайней мере, у нас так.
Многое и многие при этом оказываются за бортом твоих симпатий и интересов.
Так случилось и с Михаилом Маничем.

Когда то, когда он только начинал свои ранние денежные странствия по советским ещё НИИ, а ещё вернее, чуть раньше, когда написанные им скетчи ещё исполняли великолепный Аркадий Испакович Райкин и симпатичные Карцев / Ильченко, на чьи концерты в Зеркальном театре Московского Сада «Эрмитаж» был такой «лом», что любой джагер мог бы съесть свою шляпу. Тогда казалось, что мы жили с автором шуток в одном пространстве, учимся, или, учились в одних ВУЗах, обольщали одних девушек вдоль берегов одних и тех же морей, любили и не любили одинаково (или, почти одинаково) и шутки эти про меня, про автора, они не обидны, и всё будет только лучше.
И это — не “ощущения юности”, нет. В ржущей толпе нас окружали люди всех возможных возрастных категорий и национальностей.
По счастью, в нашем тогдашнем паспорте отсутствовала графа «политическое кредо»…

Но пора этой графы приближалась. Михаил Манич работал на эту пору, «на будущее», на себя, как, хотелось верить, он искренне полагал. Мы же полагаем, что он ошибался и у «звёздного» настоящего будущего нет.

Есть много людей, которые #ржунемогу от одного вида плутоватой, хотя и подержанной физиономии писателя Жванецкого.  Уверены, это пройдёт.
Давно уже Михаил Манич произнёс одну из своих знаменитых фраз, тех, что подобно фразам литературного профессора Преображенского, отчего-то, будучи болтавнёй, воспринимаются многими (это фантастика, но это так) как откровения.
Там было что-то подобное:

— Или наша жизнь радикально улучшится, или, мои произведения станут бессмертными… (не стал искать эту фразу, но память у нас скорее хорошая и думаем, это близко к оригиналу).

По фразе понятно,что улучшение жизни нам, по мнению Жванецкого, не светит.
Нам светит бесконечное унылое эфирное предпринимательство скучнейшего человека на нашем ТВ, господина Максимова, который “хоть тушкой, хоть чучелком”, но тащит на дежурство утомлённого собственным умищем, но, видимо, не материальными началами, писателя.
Способного скетчиста, из которого лепят “живого классика”, «глыбу», знающую всё, с ленинским добрым прищуром и рыночным оскалом.

Вот за этот “комплекс собственной полноценности”, за попытки внедрить его в мозги окружающих нам и не люб ни Жванецкий (его тексты, конечно), ни эти его попытки, ни господин Максимов, который, впрочем, не червонец.
Но нам кажется, всё это пройдёт.

Как показало время, писатель Жванецкий и не писатель, вовсе (кто видел, что он написал?), но чрезвычайно коньюктурно-ориентированный господин. Не более. Причём компас его ориентирован не на поиски истин и радостей для народов окружающих (таковы были ранние коньюктуры, провинциально-романтические, коньюктуры обольщения и самообольщения), а просто на деньги. Чуйка, как говорят в фильмах про ментов и злодеев, у него есть.
Это не заповедано.
Полно людей живёт с таким компасом. У одних он поточнее, у других – никуда не годится… Вот только они не дежурят по стране в белоснежной тоге живого классика.

Но “растеклися мы по древу”. С нами случается. Вообще-то, мы хотели коротенько сказать о не удивившем нас удивлении.
Итак. Вчера, в первый день Нового года, по “Первому” давали «Одесский пароход».
Кратко о кине: унылое говно.
Развернём немного мысль. Запредельное говно, режисёром которого является, к нашим прочим удивлениям, Сергей Урсуляк, человек, в масштабах современного российского кино, являющий собой могучий и весьма успешный микс бронзовых режиссёров.
Кина, собственно, не было.
Был длинный список «звёздного состава» со звёздным постановщиком во главе и был автор сценария, человек, о котором шла речь выше — М.М. Жванецкий.

Несмотря на то, что заметку именуется рецензией, рецензировать фильм не хочется. Да там и рецензировать нечего.
Существует мнение, что «рисунок-основа живописи». Очень может быть.
Что точно, так это то, что сценарий, в широком смысле , литературный материал, в ещё более широком — содержимое души и головы первоисточника есть основа фильма.
И ставшее неприкрытым разговорами о «живом классике», лишённое приятных наводящих вопросов типа:
— Ни подскажите ли, маэстро, нам, дуракакм, как жить дальше? Чем сердце успокоится?…
содержимое души и головы автора обнажилось и оказалось некрасивой, не очень чистоплотной, злой, агрессивной и несправедливой, недолюбленной старухой.
Скучной от дурного запаха усиленно актуализируемого нафталина и коричневых зубов, которыми пытаются грызть своё же прошлое, свою же молодость, своих же друзей…

Заключение, что это, с позволения сказать, «кино» есть диверсия, направленная на добивание собственного народа просим не считать доносом. Это слишком очевидно для доноса. Это брезгливое удивление зрителя.

С помощью волшебного фонаря синематографа удалось высветить давно подозреваемое:
Михаил Манич — не писатель;
это не тексты (уж точно, не литературные);
искусство не имеющее латентной сверхзадачи возвысить не является искусством и разговор должен вестись в других терминах;
навязываемая тенденциозная полуправда после определённой концентрации пробретает все признаки наглой лжи;
наконец, всё это вместе просто смертельно скучно.

Скучно настолько, что режиссёр с описанными выше качествами теряет контроль над происходящим и запах гниющих зубов наполняет трамвай…
Актёры, на словах, адепты автора, столкнувшись с необходимостью прожить эту фальшь, теряют способность лицедеить.
Нам кажется, что, в своё время, спев о мадам Брошкиной Алла Пугачёва закрыла тему себя в искусстве, одновременно с темой искусства в себе.
Нам представляется, что это «кино» есть финал истории «дежурного по стране».
Слишком серьёзная должность для жадных, злобных и лживых.
Господину Максимову пора  чистить присоску и подыскивать себе другую акулу.

Жизнь не улучшится. Это плохо.
Но и этот графоманский хлам не станет бессмертным, а вот это — хорошо.

Денег жаль. Опять, наверное, бюджет платил. Лучше бы украл кто, талантливый… может, построил бы что .

Рубрика: vox populi, искусство. статьи, критика, Новости ·  



Оставить комментарий или два

Пожалуйста, зарегистрируйтесь для комментирования.

Яндекс.Метрика