записки бывшего читателя

Автор: · Дата: 28 Февраль 2012 · Есть 1 комментарий

Что такое креатив? Понятно, что не совсем синоним творчеству, но в чем “не совсем”? Cлово творчество традиционно, носит в русской речи несколько сакральный характер и, кроме отдельных устоявшихся оборотов, употребляется в смысле возвышенном, слегка с придыханием: творчество…
Зачем потребовалось введение термина креатив? Одна из главных причин – приземление процесса описываемого словом творчество, допуск в это малодоступное, до некоторых пор, пространство, всех , без разбора. Десакрализация.
Ну а там… Но данная заметка далее, по этой линии не пойдет, т.к. вызвана не желанием исследовать генез термина, а лишь поделиться наслаждением от одного из последствий креативизации.

Федеральный телевизионный канал ВЕСТИ24. День двадцать седьмой месяца февраля. В ротации тему культуры закрывает беседа Эвелины Закамской с частью творческой группы нового телевизионного фильма “Белая Гвардия».
В общем, главные лица присуствуют. Мрачный, как и положено гению, режисер Снежкин (“ЧП районного масштаба», «Улицы разбитых фонарей 2», «Убойная сила», «Брежнев») и оптимистичный продюсер Роднянский (все знают). Этого нам будет достаточно для проникновения в сущность термина креатив.
Творчеству свойственны трудности и сомнения. Помните: муки творчества… Братец креатив от них избавлен. Кто-нибудь слышал про муки креатива? Более того, креатив всегда прав. И сразу.

Первый же вопрос ведущей этой встречи о том, что же мы увидим – Белую гвардию (БГ) или дни Турбиных (ДТ)?

Участники начинают возмущаться и заправлять нам арапа про то, что смотреть стоит только Белую гвардию, как незамутненный первоисточник, а ДТ – продукт “издевательства над автором” и “выкручивания” ему, авторских, рук.
Я, постепенно, все меньше люблю писателя Булгакова (пусть меня простят мои высоколобые товарищи по сословию), но был ли мальчик? С одной стороны, представители креативного сообщества не могут быть неправы, но, все же? Выкручивали? Это важно для понимания того, что мы увидим.
ДТ были написаны по мотивам романа «Белая гвардия» и первые две редакции пьесы носили одинаковое с ним название. Работу над первой редакцией пьесы «Белая гвардия» Булгаков начал в июле 1925 т.к. еще в апреле он получил приглашение от МХАТа, написать пьесу на основе романа. У Самого Булгакова замысел подобной пьесы зародился еще раньше, более того, существует его ранняя пьеса, написанная во Владикавказе, «Братья Турбины» (1920).
Работа над пьесой с промежуточными читками, очевидно, и названа выкручиванием рук. Но, пьеса – не роман. И персонажи, дублирующие друг друга (возможно, даже, взаимодополняющие) должны быть убраны. Странно видеть непонимание этого со стороны продюсера и режиссера. Такое впечатление, что ни тот, ни другой никогда не считали деньги и время.
Но креативность требует пурги, и мы ее получаем.

*****

К началу 1926 (в процессе работы над пьесой) года Алексей Турбин превратился из военного лекаря в артиллерийского полковника, вытеснив из текста полковника Малышева и, отчасти, самого себя-врача. Исчезли сцены военных действий. Замененные упоминаниями их.
Название пьесы, действительно, изменилось, но ратовал за его смену не Сталин), а другой человек из энциклопедии – Станиславский. Ему хотелось четкого, афишного — «Перед концом». Обсуждалось “Семья Турбиных” (помните , «Братья Турбины»?). Остановились на ДТ.
Дествительно, в конце этой редакции Мышлаевский произносит задумчивую фразу о приближающейся Красной Арми: «По крайней мере, я знаю, что буду служить в русской армии«. Это, вне всяких сомнений, являет собой результат “издевательств над автором” и “выкручивания рук”, но только, если не знать, что, хотя рукописи романа и не сохранилось (по словам автора, задуман и написан в 1922-1924 ), но сохранилось свидетельство перепечатывавшей роман машинистки И. С. Раабен, что первоначально БГ планировалась трилогией, причем в третьей части, действие которой охватывало весь 1919 г., Мышлаевский оказывался в Красной Армии.
Таким образом, и в случае с Мышлаевским, желавшим: «По крайней мере…, … служить в русской армии», Это, вполне, авторское выкручивание рук (помните, про “незамутненный первоисточник” от Снежкина-Роднянского?).

Строго говоря, Гражданская война настолько сложное, неподдающеееся толкованиям снежкиных явление, что даже название “первоисточника” – БГ, слабо отражает происходящее. В самом деле, какое отношение к Белой гвардии имеют все эти господа, пьющие вино и чай в Киеве, в декорациях из петлюровцев, немцев, гетманцев и приближающихся красных? Белая Гвардия в это время, уже почти год, как начала свой Ледяной поход, вдали от уютных диванов и абажурных романсов.
Ну да ладно. Я человек не креативный и менять название не возьмусь.
Так что же мы увидим? После прояснения насчет издевательств над автором, снова встает этот проклятый вопрос. Чем будут удивлять? Ведущая сформулировала это проще: а кто автор сценария? (иными словами: кто бережно восстановил и очистил от издевательств и выкручиваний незамутненный первоисточник?) Ответ прорадовал.

Автором сценария оказался мрачный режиссер Снежкин. Причем, ответ очень оживил бодрый Роднянский, сообщив, что сценарий, в общем, уже был — над ним работала “одна очень интересная писательская пара из Киева”… Они уже переработали первоисточник, дополнив его отрывками из других произведений автора, а окончательно по сценарию прошелся Снежкин (можно, конечно и не смеяться, но — ”Председатель правления и художественный руководитель творческо-производственной кинофирмы «Бармалей»). Вот он, креатив — дополнили и прошлись.

К сказаному стоит добавить испытанный актерский ансамбль, плод неперестающего удивлять меня подхода к актерскому кастингу в нашем, питерском кино. Константин Хабенский (Алексей Турбин), Михаил Пореченков (Мышлаевский), Евгений Дятлов (Шервинский) , Это все – “менты”. На Николку Турбина, тоже далеко исполнителя искать не пошли, взяли Николку Ефремова… Елену сыграла Ксения Раппопорт и пара артистов на персонажей из, собственно, БГ – Сергей Маковецкий и Сергей Гармаш.
Как видим – менты и два актера…  Вот, например, Дятлов — Шервинский… Ну это… Вот если бы в 1940 году режиссер Снежкин должен был снимать фильм “Суворов”(вместо Пудовкина) то на заглавную роль, он мог бы позвать не малоизвестного Николая Петровича Черкасова (Сергеева), а, вполне себе медийного, актера Михаила Ивановича Жарова, или Игоря Ильинского, например. Это, не беда, что не в кассу, но, зато заигран уже (лучше бы, конечно, чтобы был питерский, но не всем повезло, c этим тоже приходится мириться).

Неясность, Пореченков — Гармаш, видимо, диктуется самой идеей постановки, именно, БГ, а не ДТ. Трудно сравнивать роман и пьесу (очевидно, для полной “ясности”, идущую в МХТ под заглавием романа…), но, в данном случае, одно очень тесно связано с другим и можно сказать, что в процессе создания пьесы, автору удалось (будучи поставленным в рамки театра) создать произведение более цельное, более компактное и более символическое (что важно в искусстве), чем его же роман из жизни “подполковников тетькиных”, изготовляющих гуталин…

Из вышеучтенного следует, что увидим мы, скорее всего, настоящий креатив, не знающий сомнений и классный уже от того, что существует. Т.е., плод издевательства над автором и выкручивания автору рук, с той разницей, что, если, во время предыдущего, исторического, выкручивания и издевательства автор был жив и здоров и даже участвовал в принятии решений, то теперь издеваются над давно умершим автором, что много проще, хотя и наводит на медицинские расуждения.
А, вообще, меня сильно интересует, когда Константин Хабенский поймет, что ему не следует пробоваться на роль собаки, только потому, что это cобака Качалова и есть бюджет? Ну не похож он на собаку! И интересно посмотреть, прав ли я в своем скептицизме? Первый покаюсь.

Рубрика: искусство. статьи, критика ·  

Комментарии

  1. pilz:

    ну нет, к креативу тож бывают претензии, так и пишут: КГ



Оставить комментарий или два

Пожалуйста, зарегистрируйтесь для комментирования.

Яндекс.Метрика