Версии

Автор: · Дата: 20 Февраль 2008 · 7 комментариев

Предлагаеьтся к обсуждению две истории. Интересует: качество изложения, философия действия, возможность подобного подхода. Начнем с малых форм.

1

Уставшее вечернее солнце нежно согревало грубые камни набережной. Сонная зеленая волна плескалась у самой кромки воды и камня. Ржавые кольца, от которых давным давно отвязались и пропали навсегда за горизонтом корабли, служили укрытием для маленьких пятнистых ящерок.

От воды наверх — в город поднималась когда-то могучая и шумная, а сейчас полуразваленная и покрытая мхом, но все еще величественная лестница. Город толпился наверху под самым небом, показывая ему свои черепичные спины и фиолетовые отверстия окон. По поседевшим от времени ступеням, туда, наверх, в городское поднебесье, от моря медленно поднималась женщина. К уголкам ее зеленых, чуть лукавых глаз протягивали себя первые легкие морщинки, смуглую кожу красивой шеи обрамляли скромные лионские кружева. Четверо маленьких мальчиков окружали ее. Пятый малыш спал на руках. Его разморило к вечеру. Он устал от хлопотного дня.

На верхней площадке лестницы сидел старый негр Том, посасывая свою давно прогоревшую трубку из кукурузного початка.

— Проводила? — прошамкал Том добрым беззубым ртом, показывая последний, желтый, как бильярдный шар, зуб.

— Проводила, — ответила женщина, поглаживая голову младенца и одновременно осматриваясь, как бы пересчитывая подошедших мальчиков.

— Сколько их ушло за последние годы и как мало возвратилось?- произнес Том, тряхнув большой морщинистой головой. Море забирает всех. Скоро здесь останусь только я… — Том еще раз тряхнул головой и безразлично сплюнул на камни лестницы.

В это мгновение солнце вырвалось из набежавшего неожиданно облачка и пустило острый золотой луч к горизонту. Далеко-далеко на самой границе чуть более темного моря и неба, цвета молодого ежевичного вина, вспыхнул маленький алый факел паруса.

— Грей всегда возвращается, — сказала Ассоль.

Августовская ночь медленно подкрадывалась к Зурбагану.
 
zurbagan
 

Поднявшись на площадку, Грей споткнулся о спящего Тома — Блин, поразвелось бомжатины — выругался Грей, — В сумерках не пройти… Входить в бухту нужно пораньше…

Грей пнул валяющегося в луже блевотины Тома, чем вызвал небольшое дополнительное извержение выпитой за день граппы и непрожеванного табака и свернул на узкую грязную улицу. Улицу где прошло его поганое детство и, где, страшно подумать, ему когда-нибудь придется успокоиться навсегда.

— Хорош покой зло подумал Грей, вспомнив о надоевшей жене и пяти отпрысках, из-за которых так провоняла рыбой его зюйдвестка. Ему вспомнилось кино про Париж, которое он видел как-то по телеку: веселые лица в кадре, военный парад, классные тачки и бабы одна раздетее другой… И главное… Никаких забот. Все просто пляшут вокруг веселого аккордеониста с фиалкой в петлице и раскачивают в такт его пальцам головами…

То, что он увидел в своем давно немытом и пропахшем мышами и дешевым парфюмом доме лишь усилило воспоминанья о телеке.

В закопченной тараканистой кухне бухали оплывшая Ассоль и этот пьяница и импотент, посмешище всего Зурбагана, называющий себя русским офицером. Русский офицер, как и положено русскому и импотенту ползал где-то между юбками Ассоли и, вероятно, норовил налить водки в ее стоптанную туфлю. Ассоль хохотала, как десять лет назад…

— Варвары… — подумал Грей, но так как и сам давно уже был импотентом и лишь делал вид, что точно знает, откуда у Ассоли третий, четвертый и пятый ребенок, только спросил: Дети дома?

— Кто их знает, где они. Маленький вот спит указала Ассоль на сопящего на колченогом диване младенца. Когда ребенок спал, не было видно, что у него одно ухо и злые глаза.

Грей сел за стол, привычно изобразив, будто ему наплевать, что он никому не интересен, налил себе из початой бутылки вонючей дешевой граппы (надо бы вернуться к лестнице и набить старому черномазому самогонщику мурло за такие напитки, но было лениво) и, засосав стакан, задумался, глядя на жену.

— Конечно, Зурбаган не самый западный из западных городов и пластические хирурги заламывют здесь за свои сомнительные услуги сравнительно немного… Ассоль давно нуждалось и в круговой и в липосакции, но…Если бы Грей был не Греем, он, вероятно, вспомнил бы что-нибудь про молодое вино и мехи старые, но он был Грей:

— Что проку латать старый баркас?

Он поднялся, и, переступив через это ползающее убожество, называющее себя русским офицером, поднялся по скрипучим подгнившим ступенькам наверх в спальню.

Здесь он, быстро достав из облезлого комода жестяную коробку с надписью Montpensier поперек крышки, вытащил оттуда пачку засаленных купюр разного достоинства, разложенных по номиналам и перехваченных резинками. Распихав деньги по карманам, Грей прислушался к происходящему внизу. Там продолжали веселиться.

— Дьявол с ними, со всеми — подумал Грей. Тут его ничего не ждет кроме вечно пьяной стареющей жены и постепенно пустеющего города. Он вспомнил дедушку своего соседа по школьной парте, когда-то застреленного полицейскими при попытке произнести неосторожное слово, съеденного капитана Кука (в этом месте к его глазам подкралась влага) и Галилея с его знаменитым: “А все-таки…”

На комоде, среди всякой дребедени белела бумажка. Грей поднес ее к голубоватой щели в портьере, прочел и выматерившись, швырнул на пол. Это был чек из самого дешевого в Зурбагане, грязного как пиратский бриг, SPA- салона. Поговаривали, что там подпольный бордель для заезжих турок…

Грей поколебался секунду и прихватил с крышки комода несколько колечек и каких-то мелких бабских безделушек. Маленький голубой камушек зло блеснул в полоске лунного света.

— С паршивой акулы хоть шкуры клок…- подумал лихорадочно Грей.

Он вышел из дома задним крылечком и почти весело пробежал по улице, мимо, по-прежнему, валяющегося в блевотине Тома, заскользил по каменым ступеням к порту с такой скоростью, как будто ему не было сорока, и он не был импотентом…

— Всех забирает море… — начал даже напевать он на какой-то беззаботный мотивчик — море забирает всех….

В последний раз в этой серии забагровело под самым носом у месяца полотнище паруса. Впереди, на самом кончике бушприта маячил Париж, плясали беззаботные веселые люди, а в ушах крутились знакомые с детства слова: — “Пиликала гармошка, играл аккордеон, а маленький Антошка натягивал га….”.

Жизнь становилась правдивее и это наполняло душу кирпичами.

Рубрика: искусство. статьи, критика ·  

Комментарии

  1. petroff:

    Очень забавно, Подозреваю , что готовились тексты по какому-то отдельному поводу. Но если по существу, то:
    1. Написано хорошо , но в спешке.
    2. Лично мне , безусловно, ближе философия первого отрывка.
    2. Но не стану отрицать и возможность иного (второго) подхода к теме «Мужчина и женщина». Тема бесконечна бесконечны и подходы к ней.
    Само по себе, использование узнаваемых имен меня не коробит.
    Резюме: мне понравилось.
    Подобные штуки только украсят блог.

  2. lena:

    Мне очень понравился мягкий юмор на грани черного, но нигде в него не переходящий. Про философию не знаю. Девушка я.

  3. nicky:

    Язык изложения мне знаком. Это русский язык. Стилистика интересная: грань между так современной бескрайней иронией и почти нежностью. Клево. Немного смущает использование имен. Мне кажется, это придает некоторую вторичность, на первый взгляд… Да и обидно за них ( во втором случае).

  4. DubOFF:

    Вовсе нет. Четко считывается привлечение Грея и Ассоли лишь в качестве знака-пароля. К самим героям (оригинальным) это не имеет отношения. Вот, к примеру. начинался бы роман со слов , вроде: » На Иване Великом звонили к ранней обедне….». Это никак не умоляет и не задевает русской культуры и архитекторов знаменитого сооружения. Это означает, что действие происходит в Москве. И все. Мне очень понравилось. Иногда можно нас так баловать))

  5. adriano:

    Давно так не радовался слову (1 эпизод) и не смеялся (2й). Спасибо автору и жалко, что так мало прекрасных дам поделились своими впечатлениями:) Это же для них.

  6. Попробую иногда «радовать»)))) Часто не обещаю, но, если в столе найдется что-то забавное, поделюсь….
    2 petroff, а писалось, действительно , по другому поводу и, действительно, быстро)))

  7. Kuzma300:

    Что сказать, изрядно… Первая история согрела и обласкала. Вторая — вернула на землю, что тоже необходимо…



Оставить комментарий или два

Пожалуйста, зарегистрируйтесь для комментирования.

Яндекс.Метрика