тема месяца

Автор: · Дата: 5 Март 2014

grushevsky_50

УЛИЦА ГРУШЕВСКОГО

Сегодня, когда мы все переживаем глубочайший кризис, мне не хотелось бы говорить о тех, кому, единственно, и выгоден этот кризис. Это общее место, которое не обсуждается, даже, в мало-мальски уровневых “западных” статьях. Этот материал — не эмоции (они внутри). Это популярное изложение одной из причины событий так расстраивающих меня.

Хотелось бы, в который раз, попытаться вспомнить о фактах, которые, в своём «фактологическом величии», сильно меняют картину происходящего.
Я понимаю, что миллиарды затрачиваются на то, чтобы население Земли забыло эти факты, но надеюсь на людей мыслящих чем-то, кроме долларов и рублей.

История в лицах. Том первый. Естественно, про деньги(

Из всех лиц на украинских купюрах, самым близким (по времени) историческим деятелем, если не ошибаюсь, является Михаил Сергеевич Грушевский.
О нём ( вот он, на банкноте, задумчивый такой..).
Это с улицы его имени мы долгое время получали боевые сводки.
Боем, в известной степени, является и вся его жизнь. Причём, какой знак приставить к этой жизни, плюс или минус, пришёл он к победе, или к поражению, судите сами.
Меня, как русского человека без узколобых рамок, его деятельность не устраивает, промежуточные результаты – тоже. Кто-то в восторге. Решит, как всегда , история, но она, пока, продолжается.

Я перечислю (очень кратко) факты его биографии и чуть более слов скажу о его детище – мове. Именно ей мы и обязаны грызнёй.

Биография:
Родился 29 сентября 1866, Холм, (Царство Польское, Российская империя), скончался 25 ноября 1934, Кисловодск (СССР).

Что было между? Многое.
1884. начало литературной деятельности. будучи гимназистом, напечатал в «Ділі» и «Зорі» несколько рассказов на украинском языке (ещё не на том, котрый позже изобретёт, а на, действительно, ветви русского языка).
1890. окончил Киевский университет Святого Владимира по историко-филологическому факультету.
1892 издана в Киеве первая историческая работа Грушевского — «Очерк истории Киевской земли» (на русском языке).
1894 — издана в Киеве «Барское староство» (на русском языке). Эмигрировал.
1894. во Львовском университете была основана кафедра всемирной истории, Грушевскому было предложено её занять (нужно напомнить, что тогда эта территория принадлежала Австро-Венгрии).
1895. он стал редактором «Записок Наукового Товариства імени Шевченка”.
1897. избран председателем этого общества.
1898. по инициативе Грушевского были основаны журнал «Литературно — науковий вістник» и издательство «Видавнича спілка».

Во Львове Грушевский написал и издал большинство своих исторических работ: «Виімки з жерел до історії України – Руси» (1895), «Описи королівщини в землях руських XVI в.» (1895—1903, 4 тт.), «Розвідки й матеріяли до історії України–Руси» (1896—1904, 5 тт.) «Історію України – Руси» в восьми томах.
Во Львове же и был изобретён (сконструирован) новый украинский язык, но о том как это было сделано – ниже.

19067. Гушевский М.С., продолжая оставаться профессором Львовского университета и председателем «Наукового Товариства», пытается занять кафедру в Киевском университете, но неудачно. Руководит деятельностью «Наукового Товариства в Київі» и переносит сюда издание «Литературно — наукового вістника».
1914. после 20-лет работы в Австро-Венгерской империи, переехал в Киев, где был арестован и выслан в г. Симбирск (!).
1917. После Февральской революции возвращается на Украину и избирается председателем Центральной рады и остается им до печального конца этого странного парламента. Именно он, как председатель этой рады призвал на Украину немцев (евроинтегрировался), что привело к появлению Скоропадского, который , в свою очередь, довёл Михаилп Сергеевича до нелегального положения.

1919. снова в эмиграции.

1922. непреодолимые расхождения с украинской эмиграцией (для русской он, естественно, чужой). Научная работа. Написан пятитомный труд по истории украинской литературы.
Здесь интересно, в чём заключались основные расхождения с украинской эмиграцией той поры.
Грушевский (совершенно неожиданно) проявил себя как противник ориентации на Польшу и как противник интервенции. Это привело его, как и многих его последователей, на сторону советской власти (!).
1924. как член Украинской академии наук Грушевский переезжает в Киев.
“намереваясь, повести интенсивную научную работу в новых условиях — на непосредственную пользу украинских рабоче-крестьянских масс и социалистического строительства на Украине” — как говорит он в своей автобиографии.
В Киеве Грушевский является председателем исторической секции первого отделения академии, редактирует исторический журнал “Україна”,
1929. избирается членом Всесоюзной академии наук.
1930. Вызовы к следователям (как видно, Михаилу Сергеевичу было , что предъявить в связи с его увлечением политикой в годы ГВ). В этом же году переезжает в Москву, где и работает до 1934 года, когда, находясь на курорте, в Кисловодске, ни умирает.

Вот это чел! Янукович, с его метаниями — дитя. Вот такая бурная жизнь.
С литературным и литературоведческим наследием профессора пусть разбираются специалисты. Оно очевидно, ни смотря на неочевидность того самого знака. Политиком он был никудышним, тут разбираться не с чем.

Для нас важнее, что Михаил Сергеевич, с неизвестной мне целью, явился одним из отцов сегодняшнего и давнишнего уже, трагического разделения русского народа. Может быть, главным (с нашей стороны).
Ведь, как известно, основой идентичности является культура, а её основой язык. Вот, Михаил Сергеевич и другие люди с его помощью и объяснили украинцам (малороссам) , что они не русские.

А. Царинный писал:
”Задачей миссии М. С. Грушевского во Львове явилась работа в трех направлениях:
1) создать украинский литературный язык, возможно менее похожий на русский;
2) переделать историю Малороссии так, чтобы она перестала быть частью истории русского народа;
3) образовать ядро украинской интеллигенции с таким умонастроением, при котором она считала бы Россию “великой тюрьмой народов”, а политический идеал свой видела бы в независимой Украине. (Под Украиной же, с начала ХХ века, стал подразумеваться весь юг России — от границы Галиции до предгорий Кавказа)”.

Я свечу Грушевскому не держал и столоверчением не занимаюсь, но, почему-то верю запротоколированным людьми или жизнью фактам.
История литературного использования малорусской “мовы”, устной речи Малороссии была, безусловно. Ею занимались и на историко-филологическом факультете университета Святого Владимира, ею пользовались Шевченко и литературный учитель и “отец”, того же Михаила Сергеевича, Иван Семёнович Нечуй–Левицкий.

Однако, до Грушевского не брал на себя миссию читать на ней университетские лекции по истории. “Мова” в его устах должна была сделать прыжок из сельской хаты на университетскую кафедру. При этом ( по воспоминаниям студентов и очевидцев) возбранялось выражаться на русском языке, хотя бы с малорусским выговором, в случае нехватки словесного запаса «мовы» (в общем, бытового наречия) для облечения в нее исторических фактов и обобщений. Как мы уже говорили, кафедра профессора Грушевского находилась в австрийском университете с польским преподаванием, и нельзя было осквернять австро-польское святилище науки звуками русской (“московской”) речи. У австрийцев и у поляков давние традиции борьбы с русским языком в разных его формах.
Это потребовало большой работы и неустанного словотворчества. Отдадим должное Михаилу Сергеевичу, он был трудоголиком. Глядя на результаты трудно не согласиться с Царинным в определении сформулированной им цели Грушевского сделать «мову» как можно менее похожей на русский язык.

Как известно, русский язык находится в теснейшей связи с церковнославянским языком. Пушкин восхищался возможностью черпать из сокровищницы церковнославянского языка, разработанного грамматически и лексически на греческих образцах. В XVII и XVIII веках, когда общерусский литературный язык еще не образовался и не выработался, в Малороссии писали на церковнославянском языке с некоторыми малорусскими и польскими примесями (например, Иоанн Вишенский, Иоанникий Голятовский, Самуил Величко и многие другие).
Грушевский провозгласил страноватый лозунг “Долой славянщину!” (преподавание польское, но территория то — австрийская).
Тем самым, он лишил язык вспомогательного резерва- церковнославянского языкового богатства.
“Мова” плохо подходила для университетской кафедры.
Как преподавать науку без возможности обратиться к русскому или церковнославянскому языку для выражения отвлеченных понятий, с помощью одной только простонародной речи?
Очень просто: недостающее нужно было заимствовать из какого-нибудь другого языка. Ближайшим соседом был польский язык, и задача разрешалась переделкой на малорусское произношение польских или переусвоенных от поляков иностранных слов и заменой ими русско-церковнославянского.
Появился длинный ряд таких замен: начало — початок (początek), время — час (czas), час — година (godzina), существование — истнування (istnienie), впечатление — враження (wrażenie), убеждение — переконання (przekonanie), сомнение — воппення (wątpienie), достижение — осягнення (osiągnienie), соединение — злучення (złaczenie), любопытство -цикависть (ciekawośćś), тяжесть — тягорь (cięzar), поезд — потяг (pociąg), тяготеть — гравитуваты (grawitować), установить — сконстатуваты (skonstatować), стража — варта (warta), крыша — дах (dach)…
Таким вот образом, Грушевский разобщил «украинскую мову» с русским языком в отношении словаря.
В этимологии они держались обихода червонно русской сельской речи (кошмаора австрийцев).
Для синтаксиса трудно было придумать что-нибудь оригинальное. Изменений немного.
Отыгрался Михаил Сергеевич в правописании: сочинил замысловатое фонетическое правописание (по выговору) с добавлением нескольких новых знаков, каковы: обломанное “ґ”, “ї” (с двумя точками), перевернутое в оборотную сторону “э” (є) и другие.
И внешняя разница между “украинским” языком и русским была достигнута.

На этом языке М. С. Грушевский (праобразе современной мовы), стал издавать “Записки” “Товариства имени Шевченко”, в которых отразилась языко- и историкотворческая деятельность его самого и его ближайших последователей и учеников.
Хорошо видно, как наспех составленный, искусственный “украинский” язык из года в год выравнивался и отвердевал, пока не принял законченной формы особого языка типа славянского эсперанто (очень последовательно, учитывая «Долой славянство!)».
Работа, повторю, была проведена огромная и остаётся только горько сожалеть, что в основу были положены не просветительские или иные культурные цели, но исключительно политические.

Упомянутый уже Иван Семёнович Нечуй–Левицкий, окрестил этот продукт «страшною мовою». В 1912 году 75-летний Нечуй – Левицкий публикует свою брошюру «Кривое зеркало украинского языка», где резко критикует реформу правописания, в частности, насаждавшиеся галицко — польские нормы языка.

Но, чтобы там себе ни думал маститый малоросс Нечуй-Левицкий, а дело пошло. Украинцы стали не русскими. А когда появилась незалежність, на должность её председателя посадили австрийскоподданного моватворца.

Большевики, помогли профессору-перебежчику и внесли свои ”двадцать копеек”: В 20-30-е годы XX-го века дело советского академика и бывшего председателя антисоветской рады жило и побеждало. Борьба со всем русскоязычным, постоянное “очищение” от русизмов стали навязчивой идеей “национально — озабоченных”. Обнаружив русизм и заменив его другим, языковеды начинали сомневаться, достаточно ли слово свободно от “русификации”. Cледовала замена — и так до бесконечности. За короткий срок в украинский язык включены десятки тысяч новых слов. Cильно покалечили лексику.
В конце концов, язык, созданный в Галиции австро-польскими филологами в несколько дополненном виде был утверждён в Украинской советской социалистической реcпублике в качестве “дэржавнойи мовы”.

У советской власти есть и другие заслуги в деле сегодняшней трагедии. Чего стоит только кампания средины 20-х годов прошлого века под личным руководством Лазаря Моисеевича Кагановича, когда в паспортах граждан СССР появилась графа НАЦИОНАЛЬНОСТЬ. Тогда этой НАЦИОНАЛЬНОСТЬЮ подменили строку МЕСТО ПРОЖИВАНИЯ. (Для справки: таким нехитрым способом на земном шаре появилось около двадцати миллионов украинцев. Правда, куда-то исчесзли двадцать миллионов русских). Но главное! Главное было закреплено на бумаге дело Грушевского со товарищи: рядом, взаимопроникновенно, отныне жили совершенно разные люди!
Но всё это было потом. Это потом додумались, что ссора Ивана Ивановича с Иваном Никифорычем есть ссора русского и украинского начал… Это потом. Сначала потребовалось вбить людям в головы , что они совершенно разные, что украинский язык проистекает, непосредственно, из санскрита, из чего и проистекает, в свою очередь, эта пропасть…
Да, погромщики Петлюры не использовали изобретение профессора Грушевского, а “гетьман” Скоропадский, чуть не повесил учёного мужа, но все они уже слышали, что они совсем, совсем другие и некие учёные это точно знают.

Возможно, естественникам не так очевидна роль языка в вопросах идентичности, конфликтологии, вопросах войны и мира, но она базовая.
“Заслуги” в этом профессора Грушевского велики и, едва ли, ни определяющи. Оттого он на купюре.
Оттого же, так многабуков(
Выше – просто, факты.

В общем то, понятно, что мы, это Мы и Мы. Вот этот учёный провокатор, на бумажке, хотел по-другому. Но он помер в санатории, а нам разбираться.
Нам всем нужно разобраться: кто мы. Для такого дела многабуков не бывает)

Комментарии

  1. koka:

    Спасибо. Дело стоит этих букв и ещё миллиона таких же. К сожалению, современный мир, вообще, соориентирован на болезненное. Здоровое и здравое приживаются с трудом. Этого не видят и не слышат.
    По поводу украинского литературного языка на рубеже XVII, XVIII веков, так его , просто не было. Был язык со множеством вариантов названий, почти в каждом из которых присуствовала часть «русский» : западнорусский, литовско-русский, южнорусский… Он же — староукраинский.

    по этой ссылке хорошо видно, какой это язык http://kornilov.name/staroukrainskiy-yazyik-konstitutsii-filippa-orlika/
    Ссориться не из-за чего. Если, конечно, прежде думать.
    Ещё раз, спасибо.



Оставить комментарий или два

Пожалуйста, зарегистрируйтесь для комментирования.

Яндекс.Метрика