с премьерой! белая гвардия?

Автор: · Дата: 4 Март 2012 · Пока нет комментариев

Попытался честно посмотреть – «это настоящее кино…» (Ф. Бондарчук). Хватило меня на первый фильм и самое начало второго: после уничтожения петуха–диавола я пошел работать. Тратить свое время дальше на эту муть не захотелось.
В предыдущей заметке обещался покаяться первым, в случае неверности моих предчувствий, увы, они меня не обманули и покаяние отменяется.
Кратко.
В модной сейчас традиции (тренде): сценарий – Н. Булгаков. Смешно, почти, как в недавнем примере: в главной роли – Владимир Высоцкий… Милую писательскую пару из Киева, о которой рассказывал накануне Роднянский и самого сурового режиссера Снежкина, который «прошелся» поверх пары, не упомянули.

Насчет сценария Булгакова. Поскольку Белая Гвардия роман объективно слабый для русской литературы, и, достаточной бесформенностью, и исторической нерезкостью (можно же называть вещи своими именами), то снять по нему нечто цельное, можно только основательно переработав материал (что, в свое время сделал автор, написав пьесу «Дни Турбиных», где кроме придания истории формы, поменял и название, справедливо посчитав что семейная история чеховских персонажей, рассуждающих о том, что могло бы быть, не имеет прямого отношения к Белой Гвардии).
Тогдашний Киев, в течении всего 1918 года, был переполнен офицерами бывшей Императорской армии – частью жившими и служившими до войны в Киеве, частью, застрявшими здесь, покинув свои части бывших Юго-Западного и Румынского фронтов, частью, пробиравшижся на Юг из Центральной России, где сумели закрепиться большевики.
Большая часть наших героев из первой части этого офицерства, но слезать с дивана и ехать южнее или восточнее – К Деникину, наши герои так и не собрались за весь восемнадцатый год, беспрерывно страдая о России.
Это просто историческая справка, говорящая о том, что мы имеем дело с представителями «пятой колоны» (в тылу, гетмана, петлюры, большевиков), которые, возможно, вольются в Белую Гвардию, но после, когда 18(31) августа 1919 Добровольческая Армия возьмет город, на исходе второго года своей реальной борьбы, а не пения романсов. Но будет ли это – неизвестно. Поэтому, название, так дорогое сердцу сегоднящних поклонников исторических мифов, мягко говоря, ни о чем. Тем не менее, герои эти и их вариации дороги сердцу русского читателя и зрителя. Но не режиссеров и продюсеров)
Возвращаясь к фильму (только по первому фильму).
Ужасный кастинг: все теже люди, способные, очевидно, на все. Неиграющий Алексей Турбин-Хабенский, не могущий играть Мышлаевский-Пореченков, странный, «смазливый, как херувим» (со слов Елены) Шервинский-Дятлов. Про то, что лихой юнкер, унтер-офицер Николай Турбин предстает перед нами в виде заикающегося мешка, даже говорить не хочется… Выбор Ксении Раппопорт, красивой женщины, в принципе, тоже крайне сомнителен для Киева 1918 года.
В фильме много авторского закадрового текста, и не текста, отвлеченного, из невощедшего в кадр, а текста прямо поясняющего, происходящее на экране. Это указывает на уровень визуализации, требующий возврата к этому тексту.
Когда дом, в котором сидят герои, сотрясается, так, как-будто, снаряды рвутся в двухстах, трехстах метрах, а герои преспокойно пьют чай, требуется закадровое пояснение их спокойствия авторским текстом о том, что стрельба “шла не далее, как в двенадцати верстах от города” (в России существовало две версты: в 500 сажен (1066 м) и межевая, которая употреблялась для измерения расстояний между населенными пунктами -1000 сажен). Тогда понятно, что находясь минимум в тринадцати, а максимум в двадцати шести километрах от стрельбы, в условиях гражданской войны, в принципе, можно пить чай. Вряд ли, конечно, в обоих случаях тряслась бы мебель, но это — к Снежкину.
Когда в доме появляется Шервинский и узнает об отъезжде Тальберга, то игра Дятлова, снова требует закадрового авторского текста, об огоньках, «мячиками запрыгавшими в его глазах»… В старом фильме «Дни Турбиных» огоньки прыгали в глазах Шервинского-Ланового без дополнительных коментариев.

Вообще, люди стареют быстро… 1-я Киевская гимназия, получила право именоваться Императорской Александровской гимназией в 1911 году, т.е. нашим героям, настаивающим на том, что они выпускники этой гимназии, должно быть максимум 27-28 лет. Мелочь, но стоило бы покапаться в этой возрастной актерской категории, если «приникаешь к первоисточнику», как утверждает режиссер. Мы не в театре, времен Шекспира, где, как известно, дам изображали мужчины…
Такая же досадная мелочь – бренчание Хабенского на гитаре в стиле подворотен шестидесятых годов прошлого века, Если в начале двадцатого века человек брал в руки гитару, он умел ей владеть. Это было нормой…

А, в целом, по первому фильму — скука, обусловленная базовым текстом и сериальным подходом к созданию фильма. Думается, что если так уж хотелось, открутить назад — от «Дней Турбиных» к «Белой Гвардии», требовалось создание оригинального сценария на основе пьесы, а так – проработанных героев и точные театральные диалоги мы потеряли, обрели много новых героев, мелькающих, словно маски в передаче Городок, кстати, как видите блеснул городком и артист Стоянов.

Да.., Нижегородский 17-й драгунский полк в котором служил Шервинский-Дятлов — славный полк русской Императорской армии, но в Лейб-гвардии никогда не состоял… А согласно «первоисточнику», был поручик Шервинский «бывшего Лейб-гвардии уланского полка…». И погоны в армии гетмана были совсем другие: по фрагменту в заголовке поста можно оценить фантазийность костюма жителя Городка, преселенного, волею Снежкина, в Город… Под ним показаны настоящие погоны генеральских чинов Гетмана. Нафига фантазировать в мелочах? Гонорар за переработку «первоисточника»?
Вот такая, в очередной раз, история приключилась.

Рубрика: искусство. статьи, критика ·  



Оставить комментарий или два

Пожалуйста, зарегистрируйтесь для комментирования.

Яндекс.Метрика