Выставком

Автор: · Дата: 13 Март 2012

КОНСТАНТИН ХУДЯКОВ «ИСКУССТВО ВЫСОКОГО РАЗРЕШЕНИЯ». 2012.

Я не люблю то искусство, которое принято называть современным. В последние годы, все чаще этот термин заменяется термином актуальный, от одного упоминания которого, мне становится скучно.

Называйте эту нелюбовь как хотите, припишите ее зияющей дыре в моем эстетическом воспитаниии, в моем чувстве времени, но я буду продолжать любить легкое, с нажимом и упругим ответом соприкосновение кисти с холстом. Таких немало… Такие всегда останутся, кем бы их не считали..

Меня не задевает Andy Warhol и меланхолическое ощущение «присутствия отсутствия» ушедшей культуры у Carlo Maria Mariani, Gérard Garouste, Anselm Kiefer … Меня раздражает псевдозагадочное пере-перепрочтение символики de Chirico и René Magritte, отсутствие действия, ощущение клаустрофобии, deja vu, безумия уравнивающие картонного человека с самоцельными, загадочными вещами, выписанными с отвращающей точностью… Вневременной мифологизм, нарочитая гладкопись, фиктивность, сюрреалистическая мелодраматизация мифологических сюжетов и, даже, Вы не поверите — холодный эротизм… Все это я не люблю.

Тогда, о чем этот текст? О нелюбви? Ее так много, что не стоило тратить время.

Это о любви и уважении. Порядок слов неважен. Лучше бы смещать их в одном флаконе.

Кроме вневременного мифологизма, к счастью, присутствуют, вполне, реальные мифы. Mystification… Коротко об одной из таких историй.

Мне шестнадцать лет. Я стою в длинейщей очереди в зал ГорКома профсоюза художников-графиков, что на Малой Грузинской, а потом часами, в компаниях, под спиртное и сигаретный дым, рассматриваю на белой стене слайды, сделанные в каком-то полуподпольном-полулегальном полумраке выставочного зала, с рук, на пленку ORWO… Там, на стене — Мистические ночи Линицких, вивисекции Провоторова, возрожденческое «Ах» натюрмортов Скобелева, странный, гулкий и кукольный мир Шарова, нежность Худякова, ветерок Глытневой…

Лет через десять. Иду к бывшему уже, Главному художнику Музея В.И. Ленина. Собственно, иду не я. Я – хвост. Идут Юра Балашов и Ваня Юдинков, и не насчет Ленина. Мы, за … в общем, за каким-то видом Artool ART Mask – специальной пленки для азрографии. Аэрография в стране уже была, а пленки – не было. Худяков делится. Мы работаем.

Еще лет двадцать. Президентом почти погибшей было, моей первой любви – Горкома художников-графиков, «Малойгрузинки» – Творческого Союза художников России становится Константин Худяков, Заслуженный художник Киргизской ССР (кстати, Ленин «помог» — и ничего страшного: задача художника в профессии, по большому счету, правильно положив рядом два цветовых пятна, попытаться добавить к ним третье. На этом пути могут возникнуть сумасшедшие жизненные коллизии, но главное – твердо помнить об этой задаче).

13 марта 2012 года. В выставочных залах Российской Академии художеств, открылась персональная выставка Президента Творческого Союза художников России, Действительного члена Российской Академии художеств, Члена Президиума Академии, Заслуженного художника Российской Федерации и пр., и пр. … Константина Васильевича Худякова. «ИСКУССТВО ВЫСОКОГО РАЗРЕШЕНИЯ».

Это я написал кратко. Если сложить – это вся жизнь, отданная работе с изобразительной формой, работы в Третьяковке и ГРМ… Поэтому, весь абзац выше – не Mystification.
Mystification здесь — это я, в кадре. Но я, только по делу.

На выставку нужно будет сходить еще раз. В верчении вернисажа, среди букетов, букетистых слов, стаканчиков, канапушек и толпы, выставка смотрится особо – иногда, лучше, иногда — хуже ее настоящего вида. Но и без второго посещения ясно многое.

Константин Худяков всегда был художником своего времени. Он был таким в конце семидесятых, и потом, когда подтянул видеоряды… Такой он и сейчас, с перфекционистски (архитектор!) созданным цифровым отражением мира. Это отдельный талант — быть художником своего времени.

Описывать изобразительную выставку – дело неблагодарное. Этим увлекался Стасов, я не рискну.
Не рискну и заявить, что все увиденное мною — «мое». Конечно, нет, а, учитывая мою филиппику в начале данной заметки, становится понятно, как трудно мне преступить через неприятие многого из там поименованного.
Есть целый зал, с пейзажами, которые, точно — «мои»
С этой, на первый взгляд, тоской, а, на самом деле, просто – жизнью. Причем, нашей жизнью. Нашей жизнью в ВЫСОКОМ РАЗРЕШЕНИИ, не всегда имеющим отношение к ВЫСОКИМ ТЕХНОЛОГИЯМ, иногда, с мотком проволоки в сумке, ворсистым валенком и пестрыми, застиранными рубашками. Тут мне проще и уютнее.
Но фрактальные миры поражают своей бездонностью и высочайшими декоративными качествами. Я постараюсь поcтичь изобразительный фрактал, хотя бы, как зритель.
Здесь у Константина Худякова нет конкурентов. В нашей стране, уж точно.
Понятно, что я говорю не о рыночной конкуренции, хотя, последняя, сегодня – просто, сторона бытия, но об УНИКАЛЬНОСТИ…

Худяков – человек, не придумавший себя, актуального, а всегда бывший актуальным. Многие годы работая с изобразительной формой, сегодня он пришел к вот такому, цифровому измерению жизни.
Это нормальное измерение. Цифровая кисть, с РАЗРЕШЕНИЕМ, недоступным тем кистям, которые люблю я. Но многие ли художники поколения Худякова взяли на себя смелость быть созвучными технологическим трендам? Да, почти, никто. Это не оценочные выводы. Это подтверждение уникальности.

Есть молодые авторы. Наверняка, есть. Но, где им взять те самые десятилетия, той самой, работы, с той самой, пресловутой, ФОРМОЙ? Впереди, конечно… А у Худякова все уже собрано вместе. Это – УНИКАЛЬНОСТЬ.

Конечно, особенность инструмента тянет за собой некоторые особенности взгляда на мир, вероятно, в чем-то, подчиняют себе художника. Это заметно, иногда. Но в этой борьбе жесткого тезиса технологии и антитезы души рождается синтез.
Выставка красива. Она удивляет. Это ли не оценка экспозиции?

Я думал: какому направлению искусства обязан я своим многолетним удивлением. Пошерстил справочники. В одном месте прочел: «инновационный концептуализм»
— Не-а…
Прочел у самого Худякова: «Художественные стили и шедевры прошлого обладают высокой ценностью и вполне могут являться источниками вдохновения…. Художник должен доверяться чувству времени; времени, которое, как известно, состоит из прошлого, настоящего, и будущего. В глубине души я, по всей видимости, футурист », и… не поверил, как Станиславский. Подумал:
— Ну, ооочень в глубине…
А потом вспомнил, что измов много, но большая их часть перекрывается одним и, именно, он соединяет времена в моей истории. Имя ему – СИМВОЛИЗМ.

Визуализация по Худякову – визуализация СИМВОЛА. У подножия символа создано множество талантливейших произведений русского искусства. А Худяков — не заемное искусство. Символ так любит народ России. Символу обязаны мы нашими падениями и нашими взлетами. Символ манит нас…

Я не большой любитель создания панегириков, да и не панегирик это, вовсе, а дань любви и уважения человеку, удивившему меня в мои шестнадцать лет и сумевшему удивить меня в мои почти пятьдесят.
Спасибо, Костя… Удивляй, пожалуйста.

И хотелось бы выразить признательность Российской Академии художеств, за которую, не скрою, иногда тревожно. Признательность за способность выставить в своих залах современное искусство, и так верно выбрать экспонента, в океане моей нелюбви. Наверное, в первый раз говорю спасибо Зурабу Константиновичу, в первый раз, после радостного расцарапывания детского тельца в созданных им цветных, смальтовых адлерских фонтанах.
Любите всех, и, так же, выделяйте лучших. Спасибо.
Москва 13.03.2012.


ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РУБРИКИ

Павловский-Балашов. Ночные шутки.

арт-рынок. почти научный анализ



Оставить комментарий или два

Пожалуйста, зарегистрируйтесь для комментирования.

Яндекс.Метрика