Годунов. Мирзоев. А были ли мальчики?

Автор: · Дата: 3 Ноябрь 2011 · 7 комментариев

Если согласиться с тем утверждением, что изображенный на картинке выше предмет является тренажером для подготовки пилотов фронтовой авиации на авиабазе ВВС США Эглин (Eglin Air Force Base, Florida), то 90% современного искусства нужно будет признать искусством, в прежнем, домарсианском, значениии этого понятия.

Поводом для написания этого поста послужила ссылка на FaceBook, отправившая меня , прямиком на ЖЖ-блог пользователя borisakunin, Вот сюда
Начну с того, что все ниженаписанное не является камнем в чей-то огород, Это не о Мирзоеве (хотя чудесного кина от него не жду: с чего бы?). Это о тенденциях.
Из собственного (не такого маленького) опыта. Если принести клиенту макет рекламной полосы в виде почти пустого белого листа, то мало того, что его будет оченнь трудно убедить в целесообразности такого дизайнерского решения (это, нормально; что должен торговец, к примеру, автомобилями, пусть и дорогими, понимать в психологии визуального восприятия?), его будет очень трудно убедить хорошо заплатить за «такие штуки». За что платить то?! Лист почти пустой….
Отсюда появляются совсем иные (почти всегда, одинаковые) решения, а, вслед за ними, термин — «многодельность»… Т.е., для убедительности и стороннего признания твоей профессиональной состоятельности (а, также, для посещения закромов) нужно «навернуть» неважно чего, но поболе… неважно чего, да порярче…  Вот ты и признан «интересным», достойным гонорара, автором.
По этой дороге многие ходят сознательно, многие бессознательно (интуитивно или подражая, иммитируя деятельность коллег). Разность мотиваций и приемов не меняет результата. Продукт выходит один ( с поправками на область эстетической деятельности).
Я не видел фильма , поэтому могу ошибаться (буду виноват) — все свои рассуждения строю на фрагментах, предъявленных мне в ЖЖ уважаемым автором, по книгам которого, увы, пока не сделали ни одного хорошего фильма. Но они (эти фрагменты) представлены, как характерные и описаны «c придыханьем», отчего позволяю себе экстрополяцию.

В этой заметке на блоге написано, что, мол «жаль, что только эстеты увидят… « . Вынужден добавить отчего-то, считающееся обидным определение (впрочем, это — по той же причине); ЛЮМПЕН-эстеты. Истинных эстетов тошнит от подобных архаичных, пыльных опытов над класссикой.
Модель проста. Снимаем «Бориса» (я не об этой фильме, конкретно, но раз уж «запридыхали» по ней…) по первоисточнику. Огромное количество сложностей. Первое; чем будем удивлять? Люмпен-эстеты родной культуры не знают и знать не хотят. Она, в их понимании, ущербна. Им не понравится видеоряд. Дикие незнакомые персонажи… (ни одного виконта). Во вторых; попытка понравиться люмпен-эстетам путем внесения в картину богатого постановочного опыта (A la Троя) потребует троянского же бюджета. А его нет. И третье: величие классики (ее классичность)) в том, что она веками заставляет потребителя совершать сложную духовную, нравственную, эстетическую, философскую работу над собой, любимым. Предъявляя разные «картинки», она погружает в них, захватывает и, уже отпущенный, понимаешь, что был в Вечности… Это не такой простой, как кажется, процесс. Это утомляет «сыроватых», в плане общекультурной подготовки, люмпен-эстетов. Выход: снимаем фильм небольшим бюджетом, и не напрягаем зрителя необходимостью «работать», вытаскивая из историчности просматриваемого актуальность, там содержащуюся.

Relax, мой зритель: жизнь сегодняшняя, костюмы — тоже, конфликты — тоже. Зачем напрягаться размышлениями об их вечности. Только, если примитивно, типа ; «сколько времени прошло, а в этой ..й стране …я не изменилось»… Так можно. Это не напрягает, ибо, и без того, говорится каждый день и по всякому поводу.
Мысль о том, что все эти переодевания гамлетов стары, как современное искусство, люмпен-эстетам в голову не падает Они же — люмпен. Они еще мало видели… (вот написал и вспомнил, что кто-то продвинутый, в комментах на этой страничке вспомнил, что видел подобное с историей Ричарда III, в девяностые. Странно, что только Ричарда и только в девяностые, но и это — редчайший случай долговремменой фиксации). Немного напрягут ритмы речи, но это компенсируется «приобщенностью» к тусовочным ликам.

Итак, конечный продукт. Бюджет освоен; медийные персонажи подпитались медийно, и за счет освоенного бюджета; автор фильма получил признание маргинализированной прессы и тех самых люмпен-эстетов, как художник а) передовых эстетических возрений, б) как художник, остро чувствующий современость в) как художник, чтящий родную культурную традицию … Там, в ЖЖ, уже есть потрясенные фрагментами… Это, кстати, характернейший момент эпохи Sales promotion: продукта еще нет, но фаны уже имеются.

Я не вижу недовольных в этой схеме. Замечательная схема. Вот если эти штуковины запускать в широкое обращение… Могут быть недовольные. В этом смысле, удобно иметь паршивый кинопрокат. Так, среди «социально близких» и закомплексованных… Возможно, у этих картин (я напоминаю, что использую, данную ленту, как повод) случаются интересные визуальные решения. Кино, как ни прикручивай к нему колеса локомотива, искусство визуальное. Но и технически-зависимое, поэтому интересные визуальные решения часто требуют бюджета, а мы идем «лесом» ( при всех «но», не 236-ю серию семнадцатого супербоевика из жизни мелких полицейских чиновников снимаем)…
А, в целом, тревожит «подсаженность» современной культуры на культурно-исторический багаж, паразитическая инфантильная зависимость, без претензии на самость и Вечность. Эта зависимость сочетается с зависимостью от контекста соегодняшнего, и тоже — без претензии на Вечность. Только на деньги и понты. Но понты и самость — суть вещи различные.
Иначе, никто ни звал бы в кадр, например, Парфенова. Ведь, пройдут годы, и забудутся доренки-парфеновы (пусть не обижаются: у них работа такая. У меня, у самого такая же). Вопрос «Кто?» (важнейший на сегодня — «Глянь: Максим Галкин!») умрет и останется «Как?»… Но «Как?» не стоял изначально.
Вообще, взаимоотношения сегодняшнего искусства и Вечности вызывает у меня огромный интерес, иначе не стал бы тратить столько букв.
Тысячелетия люди творили для Вечности. Надеялись на это, писали об этом. Вечность — это Бог… И вдруг, в двадцатом веке, в конце его бросились творить «для своих»… Предпочли наличность чеку…
Не думаю, что отцы Просвещения и его безукоризненные солдаты предполагали, что их усилия по объяснению человеку его муравьиной сущности способны будут, и в самом деле, претворить человека в муравья. А вот, поди ж ты…
С этим сейчас и сталкиваемся на всех этажах всего. Как говорила одна моя знакомая, женщинв нрава самого задорного, оказываясь на неудачной, по ее мнению, вечеринке и оглядываясь: «Кого …ать? Одна плотва.»
Эта плотвистость заментна, практически, во всех сферах жизни (видите, еще самолетик упал!) и очень печально, что представители «творческой интеллегенции» давно и успешно забегают впереди процесса.
Часто пишут, уже и разумно либеральные люди, что роль государства у нас, по факту, опасно мала. Что же можно сказать о художниках,  у которых опасно мало чувство ответственности за собственную миссию? А их миссия касается большинства из нас не меньше, чем миссия государства.
Еще раз напомню: Парфенов играет Парфенова, Певцов — Певцова и это — не о Мирзоеве и невиденном мной кине.

Рубрика: искусство. статьи, критика ·  

Комментарии

  1. pilz:

    Да Вы сноб.
    Очень, думаю, будет милый продукт, под попкорн, пиво и «приобщился»…
    Enjoy….

    А ответственность… Нерентабельно.

  2. nikodim:

    Романтизм vs Цинизм? Ставлю на Романтизма :)

  3. pilz:

    Продуетесь…

  4. Pavlovsky:

    Об-Она!

  5. Pavlovsky:

    Ну, здравствуй, piltz)

  6. pilz:

    Здравствуйте, Автор



Оставить комментарий или два

Пожалуйста, зарегистрируйтесь для комментирования.

Яндекс.Метрика