о пользе меда и культурном вранье

Автор: · Дата: 20 Апрель 2010

празднованию дня Защитника Отечества посвящается…

Мед — очень полезный продукт, содержащий массу необходимых человеческому организму микроэлементов и минеральных веществ. В деле пчеловодства крайне важны традиция и премственность поколений. Только всемерная поддержка наших богатейших традиций пчеловодства даст возможность сохранить для народа этот необходимейший раздел национальной культуры.

Деятельное участие в деле сохранения традиций медодобычи у нас принимают учреждения культуры — выставочные залы и музейные комплексы. Вот, например, музей-заповедник «Коломенское» иногда становится просто непроходимым от толп людей с баночками и автобусов , наполненных людьми с баночками… Это ярмарка меда. Это cохраняются традиции… Хорошее это дело. Немного жаль только, что сохранение одних традиций (не будем спорить о их оносительной важности) как-то мешает делу сохранения других. Вот и в музее- заповеднике «Коломенское», позабыв про древние традиции обустройства «рекреационных зон», отмостили все отвратительной цементной плиткой на манер южного пансионата брежневских времен. При чем здесь «Коломенское»? Сейчас объясню.

«Взалкал Отец Федор…» – помните эту фразу? Ну взалкал и взалкал. Об этом не писали газеты, не соообщало несуществовавшее телевидение. Так, — личная драма гражданина бывшего служителя культа. Вот, В прошлом уже году, по телеканалу «Культура», в передаче «Достояние республики», нас водили за нос. На этот раз с помощью когда-то любимого мною (за исполнение ролей честных людей) актера Сергея Никоненко. Актер есть актер. Что возьмешь… Дали текст, дали гонорар, отработал… Но ведь с его помощью все эти, примерно тридцать минут нам «вешали лапшу» на уши.

А в чем дело спросите Вы? И при чем здесь Отец Федор? А все в том же, — в алчности.

На этот раз взалкала директор Московского объединенного музея-заповедника Людмила Петровна Колесникова. Что же нужно госпоже Колесниковой , которой мы обязаны этой передачей телеканала «Культура», якобы, «исторического» содержания? А хочет она Екатерининский дворец в Лефортове для своего «объединенного» музея. Я, намеренно не заменил слово «своего» на какое-нибудь иное определение. Это Музей Людмилы и Юрия. Людмилы Колесниковой и Юрия Лужкова. Музей, как они это понимают… «50 000 квадратных метров..»- зачарованно произносит в кадре г-жа Колесникова. То-то будет места ! Сколько «Кракатуков» можно поставить. (Кто не знает: «Кракатук» это некое театрально-музыкально-авангардно-цирковое действо, поставленное на территории «историко-ландшафтного» музея-заповедника «Коломенское» в специальном балагане на берегу реки). Не будем спорить об отношении «Кракатука» к делу сбережения традиций и музейно-заповедному делу, вообще, но исторический ландшафт «ландшафтного» заповедника эта гигантская юрта уродует крепко. Напрочь.

Не дай Бог восторжествовать этой объединительной стратегии по превращению живого города Москвы в дешевый мертвый балаган. Мы будем обречены на изобилие никому ненужных новоделов вроде «заповедника Царицыно», где посреди еще недостроенных зданий царской резиденции, оснащенных стеклопакетами, стеклянными потолками и цементной лепниной , призванной заменить белокаменную резьбу, в помещении, на дверях которого написано : «выставочный зал» уже сидят и жрут человек сто сытых на вид господ с охраной и лакеями в белых мундирах морских капитанов… Честное слово -, сам видел. Наверное это были хранители традиций или, в крайнем случае, очень знатные пчеловоды. Между прочим, — «заповедником» чего является сегодня «Царицыно»? Нет ответа…

Итак, госпоже Колесниковой нужен Екатерининский дворец в Лефортово. Ей мало Коломенского с тротуарами, чахлыми фикусами в горшках вдоль них и гомонистыми любителями амброзии.

lefortovo.jpg

Конец XIX века — 2-й кадетский корпус. Вот они, 50 000 кв.м Сейчас, и, в первую очередь, благодаря «бескультурным» военным, корпус выглядит значительно лучше. Поезжайте в Лефортово и убедитесь. И Никоненко прихватите…


Очень нужен. Не ради себя а, ради нас, конечно. Ну и, немножко, ради метров, будь они неладны… А ради десятков тысяч квадратных метров в хорошем районе можно и соврать. И нанимают актера Никоненко, и несет актера Никоненко по кочкам исторического бреда… Екатерининский дворец, всю передачу упорно именуется Головинским. С умилением в голосе и в глазах исполнителя ролей честных людей нам пересказываются трогательные моменты из жизни Екатерины, связанные с молодостью тогда еще принцессы Фридерики-Екатерины и Головинским дворцом. Правда, сообщают нам: тот дворец сгорел и решено было Екатериной восстановить это единственно любимое ею в Москве место, которое теперь нагло оккупировали русские военные (с 1935 года и до недавнего времени, — Военная Академия бронетанковых войск, ныне Акдемия сухопутных войск) и даже проводят там (здесь г-жа Колесникова рассказывает о глубоком пиитете, который она испытывает к русской армии и делает круглые глаза) “испытания танка”! ( Г-жа Колесникова, по ее словам, глубоко уважает русскую армию, происходит из военной семьи и даже имеет мужа — военного… Господа члены семьи, Подскажите Людмиле Петровне, что ни смотря на тупость и глупость отечественных военных не могли они провести “испытания танка” на указанных метрах – маловато места, при всей тупости и ненависти к культуре им свойственных. А еще у них там, в “великолепных Екатерининских интерьерах” находится “танк в разрезе”. Правда ужас?! Что же здесь неправда? Да почти все! Начнем же, помолясь…

Наверное, были у Екатерины Великой воспоминания связанные с Головинским дворцом и тот действительно сгорел, да только это был совсем другой дворец и расположен он был в другом месте. Ниже, почти у  Яузы: “В конце XVIII в. на месте Головинских палат были выстроены Красные казармы”. Так что “танк в разрезе” и воспоминания юной Екатерины не связаны никак. Другое дело, что пресловутый “разрез” находится на желанных метрах. То, что это другой дворец узнать нетрудно: “Новая императрица(Анна Иоанновна) поручила Ф. Б. Растрелли строительство новых дворцов. В 1731 г. рядом с Головинским дворцом он возводит летнюю резиденцию (Летний Анненгоф), это здание находилось выше по течению Яузы, примерно там, где сейчас стоят корпуса академии…”…“В 1773 г. по приказу Екатерины II на месте бывшего “Летнего Анненгофа” по проекту архитектора А. Ринальди началось возведение Екатерининского дворца . Дворец строился в течении 25 лет. Он стал одним из самых больших зданий в Москве, являясь великолепным памятником русского классицизма XVIII в.

А теперь подсчитаем: 1773 + 25= 1798. Что это означает? А только то, что достроено и отделано здание (”Екатериненского”, а , отнюдь, не “Головинского” дворца ( как нас упорно путают создатели и участники передачки) было при императоре Павле Петровиче. И отделано оно было сразу под казарму некогда известного полка Архарова. Вот так. Допустив известную разницу между казармой конца XVIII века и распостранненным сегодня барачным типом казармы, мы, все равно, вынуждены будем признать изначальное отсуствие в этом здании “Великолепных” интерьеров и уж, тем более “Екатериненских”. Что может быть Екатериненского без Екатерины? Извините , “господа соврамши”.

С 1824 года и до наших дней в здании Екатериненского дворца размещались различные военно-учебные заведения той самой, горячо любимой Людмилой Петровной, российской армии: 1-й, 2-й московские кадетские корпуса, военные гимназии, снова корпуса и училища. В 1935 году здание отдано Академии механизации и моторизации РККА (с 1965 года – Академия бронетанковых войск). Изгнание военных из этого здания незаконно, неоправдано и исторически несправедливо. Это военное здание. Это здание — один из символов российской армии. А теперь, выходит,- один из “бастионов”. Здесь нет ни малейшей аналогии с Путевым Петровским Дворцом, который освободила военная академия Жуковского, — тот, все-таки, до революции был дворцом, а не казармой. Хотя, не известно еще, что от него осталось бы, посели там, в свое время, не военную академию, а какой-нибудь “заповедник”. Неизвестно каких “Кракатуков” там бы наставили “пчеловоды”…

Да, что далеко ходить: вот здание Государственного Русского музея в Питере, — бывший Михайловский дворец, известный современникам роскошью внутреннего убранства, был отдан под музей (неизвестной мне людмилепетровне) задолго до наступления эпохи исторического материализма. И что? Где его интерьеры? А тогда же и транклекированы. Нам, на память, оставлен случайный набор предметов мебели в одном из залов, “дающий представление”. Вот так. Кстати, по отношению Петровского дворца часто употребляют выражение : “город получил…” Город, — это мы с Вами. И город ничего не получил. Город выгнал из здания академию своей российской армии, а взамен какой-нибудь приехавший к нам “заклятый друг” будет почивать в этом дворце и гулять по его двору. Может быть, султан Брунея со своим гаремом (мир дому его!) или сам Президент США… А может и Пенелопа Круз?! А между их визитами там будут жрать те господа из выставочного зала в “Царицино”.

И еще одно. Многие европейскиориентированные человеки сегодня начинают нашу историю с Петра (приобщение к европам!). До него была лапотная, вонючая азия, а при нем – парадиз… Может быть. Но именно Петр I, cтоль милый европейским неофитам:“…передал земли по левобережью Яузы под военные слободы Преображенского, Семеновского и Лефортовского полков. Для лефортовских солдат на левом берегу Яузы раскинулся плац, как раз напротив сада и дома Лефорта, в том же году (1692), в сентябре месяце, приступили к постройке 500 домов для солдат. Казармы Лефортовского полка были расположены правильными рядами, образуя улицы и переулки Солдатской слободы. Через Яузу перекинули новые мосты Солдатский и Госпитальный. Позже для солдат в 1711 г. был построен деревянный храм святых ап. Петра и Павла (с 1771 г. каменный). Храм этот, надо сказать никогда не зкрывался и в народе именовался “Солдатской церковью”. Так была заложена слобода, получившая название Лафортовской, позднее выросшая в Лефортовскую часть города.

Господа! Лефортово и русская армия — неразделимое целое. Вам не нужны, судя по всему, ни армия , ни Лефортово. Вам нужны метры, кракатуки, баксы… Господа! Уймите свои руки, хотя бы чуть-чуть… Оставьте российской державе хоть немногое из того, что еще о ней напоминает. Это ли не дело для всяческих “заповедников”. Как Вы думаете, Людмила Петровна?

И заключение. Смешное и печальное. Cначало банальное: врать нехорошо. И дальше: все данные приведенные нами в выделенных отрывках, умышленно цитируются нами (при всем обилии источников) по сайту того самого Объединенного музея, где командующим состоит г-жа Колесникова. Видимо, Людмила Петровна целиком отдалась подсчету метров, будь они неладны… Людмила Петровна, но даже ради метров, врать нехорошо. Да еще публично, в телевизоре…

А актеру Никоненко, входя в образ, можно было и поинтересоваться материалом, тем более, далеко ходить, как видите, не пришлось бы.



Оставить комментарий или два

Пожалуйста, зарегистрируйтесь для комментирования.

Яндекс.Метрика