experiences

Автор: · Дата: 4 Ноябрь 2013

другие материалы раздела experiences:
нечетнокрылый ангел. павел челишев
к вопросу о происхождении сегодняшней живописи
кинозал. сталин и третий рим
Steve vs Bill. Who есть ху


 
museon
 
СИСТЕМА ОБРАЗНОСТИ АКТУАЛЬНОГО ИСКУССВА. КАК РАБОТАЕТ И ЧЕМ ГРОЗИТ.
 
Подумалось: в чём особенность актуального искусства?
Как ни маскируйся шумными биеннале и беконечьем фестивалей, а проблема у актуального искусства есть. И немалая. В чём состоит? Излечима ли?
Ответ получился, на удивление, краткий. Наверное, он не исчерпывает все грани вопроса, но основные, вполне.
Пррблемой является, если можно так выразится, «излишняя многоступенчатость» образной системы актуального искусства и смещение акценов внутри этой системы.
 
На наш взгляд, методология работы с ОБРАЗОМ в актуальном искусстве не в состоянии породить полноценный (необходимый человечеству, зрителю как культурный феномен) продукт (мы не станем, по обыкновению, наскакивать на постмодерн: нам надоело, да и постмодерн жалко — ему недолго осталось).
Отвлечёмся от пары образ = image, не станем говорить о ображе жизни и образах в красном углу.
Поговорим о философско-эстетическом значении понятия, о теории вопроса.
Тут, конечно, не обошлось без некоторой разноголосицы:

«ОБРАЗсубъективная картина мира или его фрагментов, включающая самого субъекта, др. людей, пространственное окружение и временную последовательность событий«;
«ОБРАЗ (англ. image) — чувственная форма психического явления, имеющая в идеальном плане пространственную организацию и временную динамику.»
«ОБРАЗсубъективная представленность предметов окружающего мира, обусловленная как чувственно воспринимаемыми признаками, так и гипотетическими конструктами.»
«ОБРАЗсубъективная обобщенная картина мира (предметов, явлений), складывающаяся в результате переработки информации о нем, поступающей через органы чувств.»
«ОБРАЗ — форма отражения обьекта, явления в сознании, субьективная картина мира или его фрагментов, включающая самого субьекта, строящаяся в соответствии с пространственно-временными и причино-следственными закономерностями и зависящая от системы значений, которыми оперирует субьект. На чувственной ступени познания основой возникновения образа являются ощущение, восприятие, представление; на уровне логического мышления – понятие, суждение, умозаключение. Возникающий в сознании образ зависит от всех психических явлений – воли, эмоций, установок, мотивов и т.д.»
 
Мы намеренно, не придим определения из Оксфордского словаря, так, как оно тяготеет, именно, к термину image, а это не очень интересно в контексте данной заметки.
 
На протяжении столетий, и совсем недавно, определяющий тренд существования искусства состоял в разделении обязанностей. Художник (любого вида искусства) работал и создавал ОБРАЗ, который и предлагал потребителю. Потребителю, по большому счёту, оставались коннотативные усилия (не следует, однако, умалять значения этих усилий в жизни произведения).
Работать приходилось много. Искусство не есть копия жизни, каким бы гиперреалистичными ни казались некоторые его проявления. Помните всё эту школьную муру про типических человеков в типических обстоятельствах? Наверняка, помните.
Только, это не мура, а основа создания ОБРАЗА и психологии его дальнейшего восприятия.
Не станем погружаться глубже. Формат этого не предусматривает.
Ограничимся констатацией труда художника, плодом которого являлся ОБРАЗ.
Т.е. АВТОРОМ созданного ОБРАЗА является АВТОР.
 
В эстетике существует точка зрения, подразумевающая разделение на три условных вида существования понятия: ОБРАЗ-замысел, ОБРАЗ-произведение и ОБРАЗ – восприятие.
Которотко рассмотрим их.
ОБРАЗ-замысел — первоначальный этап становления будущего произведения искусства. Однако, он носит, в значительной мере феноменологический характер и не подразумевает необходимость воплощения. Скорее, это мотив как компонент эстетической ПРОБЛЕМЫ.
ОБРАЗ – восприятие, ни смотря на свою важность в общей цепочке существования произведения, носит подчинённый характер: он подчинён, собственно, ОБРАЗУ-произведению.
 
Таким образом выстраивается чёткая образная система включающая себя (в отсутствии зрителя) два уровня и в окончательной, “доигранной”, ситуации – три.
При этом следует оговорить некоторые особенности существования и взаимосвязей внутри этой ОБРАЗНОЙ системы.
ОБРАЗ-замысел, особенно ценен в случае новаторском, оригинальном. Так бывает, хотя и не всегда. Тем не менее, то, что называется оригинальностью авторского замысла, во многом определяет вероятность успешности (эффективности) ПРОИЗВЕДЕНИЯ – ОБРАЗА-произведения.
ОБРАЗ-произведение (ПРОИЗВЕДЕНИЕ) – безусловно, является, собственно, продуктом. В неочевидной форме ему предшествует ОБРАЗ-замысел и наследует (в идеале) ОБРАЗ-восприятие.
Последний, в принципе, необходимый компонент системы, но пластичный. Он усиливает ОБРАЗ-произведение (или низлагает его), но, только, в случае своего присутствия как реального фактора. (В запертой на ночь, пустой Сикстинской капелле, отсутствует ОБРАЗ- восприятие, что не позволяет говорить об отсутствии, на этот период, ОБРАЗА –произведения).
 
Капеллу мы вспомнили не случайно.
Про поводу желательности оригинального ОБРАЗА-замысла нам могут возразить: веками существовало религиозное искусство и искусство, использующее в качестве сюжета сюжеты религиозные (библейские, например. Ограничимся Христианством).
Существовало. Библейские сюжеты, в том числе, главный — сюжет о Сыне Божием Иисусе Христе, были самыми притягательными в искусстве (капелла).
Даже, светская живопись, до сих пор, живёт трактовками Рождества и Крещения Христа, тайной вечери, распятия, Воскресения и Вознесения Иисуса.
Леонардо да Винчи, Крамской, Ге, Иванов, Шагал… Христос представлен как высший идеал чистоты, любви и всепрощения.
 
Иными словами, соавторами художников, автром ОБРАЗА-замысла выступала (выступает) нравственная доминанта. Она же, само собой, преобладает в религиозном искусстве: иконописи, фресках, храмовом искусстве.
 
Нравственная доминаната… Неплохой СОАВТОР. А, если говорить точнее, то это не “соавтор”, а философская форма вдохновения АВТОРА, создающего ОБРАЗ.
Первооснова ОБРАЗА, который, действительно, имеет здесь выраженную вторичность. Это не случайно.
Искусство, (подобно религии и философии), находится в верхних слоях идеологической надстройки, возвышающаясь над правовым и экономическим базисом. Именно, поэтому формы художественного отражения мира в значительной степени совместимы с образностью религиозного сознания, а его имманентное развитие в значительной степени совпадает с принципами эволюции философского мышления.
 
Именно поэтому, настоящее искусство (не подделка), никогда (!) не имея приземлённого, опосредованного “воспитательного” значения, всегда(!) содержит в себе неотъемлимую ВОЗВЫШАЮЩУЮ функцию.
С помощью этого периодического ВОЗВЫШЕНИЯ искусство и занимает своё положение рядом с философией и религией: оно укрепляет человека в его упорстве оставаться человеком. Другие институции, порождённые эволюцией не оперируют подобными задачами.
 
Художник, использующий в качестве модели цветок или женское тело, казалось бы, заимствует созданное до него. С одной лишь, отмеченной выше, разницей – это создано Богом. Это есть нормальная двуступенчатость ОБРАЗА. Допустимая ВТОРИЧНОСТЬ.
Но это, о настоящем, а мы – о актуальном. Тут двумя уровнями из трёх, не обходится. А, третий уровень (ОБРАЗ-восприятие) гипертрофирован до несвойственного ему значения.
 
Эстетика постмодерна, исповедующая эклектизм как метод, ввиду декларированной СМЕРТИ АВТОРА, постоянно “демократизирует” творческие процессы и главный из них – создание ОБРАЗА.
Собственно, можно говорить о профанации образной системы в актуальном искусстве.
Для этого применяется, робко наметившийся ещё в модернизме (авторами-предтечами), и ставший основным в постмодернизме приём заимствования готовых, однажды созданных кем-то (отнюдь, не Богом!) образов для попытки создания нового.
Схематично, в простом примере, это может выглядеть так:
некто (пусть это будет дизайнер, дабы не беспокоить Великих), движимый реальными потребностями и вдохновляемый ЕСТЕСТВЕННЫМ ОБРАЗОМ маллюска создаёт, раковину для умывания (двухступенчатый процесс творчества).
Созданный ОБРАЗ тиражируется, занимает свои места в соответствующих помещениях, соединяется посредством системы труб (в некотором роде,”инженерным” ОБРАЗОМ) и, какое-то время, выполняет функцию, являющуюся, в данном случае, составляющей созданного ОБРАЗА.
Рано, или поздно, всё это стареет и отправляется на свалку. Жизнь специально выбранного нами вида ОБРАЗОВ недолга.
Но здесь, умерший ОБРАЗ настигает актуалист. Свалка переезжает в выставочный зал, где своим унылым, антисанитарным видом, по замыслу актуалиста, выступающего очередным (заведомо лишним) посредником между маллюском и потребителем (зрителем), должна вызвать у последнего глубокую реверсивную эманацию. Размышление ”о тщете всего сущего”.
 
Работает это плохо. Требует массы пояснительных текстов.
Человеческий разум отказывается видеть в горе ржавого дерьма повод для катарсиса.
Путём гипертрофирования ОБРАЗА-восприятия, на потребителя (зрителя) возлагается не свойственная для него функция ДОСОЗДАНИЯ произведения.
Не соучастия и духовного сотворчества. Нет! Делается попытка вовлечь зрителя в СОАВТОРСТВО высокого уровня, хотя, очевидно, это невозможно.
Именно, поэтому пишется столько работ по ВОСПРИЯТИЮ, объясняющих и принуждающих к восприятию того, что, в принципе, в лучшем случае, не достойно простого внимания.
Можно сказать, что в таком виде, это не работает, вообще. Но продаётся. Почему?
 
Существует единственный плюс такого подхода: та самая “демократизация” творческого процесса, делающего его общедоступным, всех участников этого процесса талантливыми (как минимум) и раздвигающая границы арт-рынка до границ вселенной.
Что имело бы человечество, опираясь на традиционные (не противоречащие, кстати, качественному развитию) подходы?
Десять тысяч (условно) продаж в год на всём земном шаре. Это мало для хорошей жизни целой армии людей уже вовлечённых в арт-процесс в качестве менежеров всех направлений.
Рынок должен расти. И он растёт. И, совершенно очевидно, не за счёт появления новых талантов (их количество конечно, что и заставляет общество искать, в отношениях с ними, индивидуальныне подходы), но за счёт вовлечения в сферу искусства явлений, не так давно, лишённых права претендовать на место в этой сфере.
Разрушительная демократизация на марше. Но количественно (и в денежном выражении) продажи растут.
И первой жертвой на пути монетаризации искусства лежит ОБРАЗНАЯ система, ОБРАЗ.
С него всё начинается, в нём воплощается, через него транслируется (предкоммуникативная, коммуникативная и посткоммуникативная фазы общения с ПРОИЗВЕДЕНИЕМ).
Он дожен быть убит. И его убивают.
 
Смеем полагать, что, если исключить, так и не познанные нами до конца, планы мировой закулисы, этот монетаризм — единственный и естественный мотив данного эволюционного сценария.
 
Есть основания и есть надежда считать, что накопленный и изученный человечеством опыт всевозможных эволюций позволяет извлечь некоторые уроки и, поразмыслив, положить конец исторически малолетнему дрейфу в сторону деградации ОБРАЗНОЙ СИСТЕМЫ искусства, знаменующей собой деградацию ЧЕЛОВЕКА под давлением, в общем, принижающих его достоинство таких категорий, как вульгарное ПРАВО и ПОЛИТИКА.
 
Можно ценить, или не ценить Вольтера, но уму его нельзя ни отдать должного.
Один из его афоризмов звучит так:
секрет быть скучным, это — говорить все”.
 
“Не говорите всё”, не позволяйте “говорить всем”, не соглашайтесь считать искусством всё, что снабжено соответствующей табличкой, и вы получите ПРОИЗВЕДЕНИЯ всместо прибылей жадных дядек и тётек.
Выбор за Вами, господа!

Яндекс.Метрика