Версии

Автор: · Дата: 20 Февраль 2008 · 7 комментариев

Предлагаеьтся к обсуждению две истории. Интересует: качество изложения, философия действия, возможность подобного подхода. Начнем с малых форм.

1

Уставшее вечернее солнце нежно согревало грубые камни набережной. Сонная зеленая волна плескалась у самой кромки воды и камня. Ржавые кольца, от которых давным давно отвязались и пропали навсегда за горизонтом корабли, служили укрытием для маленьких пятнистых ящерок.

От воды наверх — в город поднималась когда-то могучая и шумная, а сейчас полуразваленная и покрытая мхом, но все еще величественная лестница. Город толпился наверху под самым небом, показывая ему свои черепичные спины и фиолетовые отверстия окон. По поседевшим от времени ступеням, туда, наверх, в городское поднебесье, от моря медленно поднималась женщина. К уголкам ее зеленых, чуть лукавых глаз протягивали себя первые легкие морщинки, смуглую кожу красивой шеи обрамляли скромные лионские кружева. Четверо маленьких мальчиков окружали ее. Пятый малыш спал на руках. Его разморило к вечеру. Он устал от хлопотного дня.

На верхней площадке лестницы сидел старый негр Том, посасывая свою давно прогоревшую трубку из кукурузного початка.

— Проводила? — прошамкал Том добрым беззубым ртом, показывая последний, желтый, как бильярдный шар, зуб.

— Проводила, — ответила женщина, поглаживая голову младенца и одновременно осматриваясь, как бы пересчитывая подошедших мальчиков.

— Сколько их ушло за последние годы и как мало возвратилось?- произнес Том, тряхнув большой морщинистой головой. Море забирает всех. Скоро здесь останусь только я… — Том еще раз тряхнул головой и безразлично сплюнул на камни лестницы.

В это мгновение солнце вырвалось из набежавшего неожиданно облачка и пустило острый золотой луч к горизонту. Далеко-далеко на самой границе чуть более темного моря и неба, цвета молодого ежевичного вина, вспыхнул маленький алый факел паруса.

— Грей всегда возвращается, — сказала Ассоль.

Августовская ночь медленно подкрадывалась к Зурбагану.
 
zurbagan
 

Поднявшись на площадку, Грей споткнулся о спящего Тома — Блин, поразвелось бомжатины — выругался Грей, — В сумерках не пройти… Входить в бухту нужно пораньше…

Грей пнул валяющегося в луже блевотины Тома, чем вызвал небольшое дополнительное извержение выпитой за день граппы и непрожеванного табака и свернул на узкую грязную улицу. Улицу где прошло его поганое детство и, где, страшно подумать, ему когда-нибудь придется успокоиться навсегда.

— Хорош покой зло подумал Грей, вспомнив о надоевшей жене и пяти отпрысках, из-за которых так провоняла рыбой его зюйдвестка. Ему вспомнилось кино про Париж, которое он видел как-то по телеку: веселые лица в кадре, военный парад, классные тачки и бабы одна раздетее другой… И главное… Никаких забот. Все просто пляшут вокруг веселого аккордеониста с фиалкой в петлице и раскачивают в такт его пальцам головами…

То, что он увидел в своем давно немытом и пропахшем мышами и дешевым парфюмом доме лишь усилило воспоминанья о телеке.

В закопченной тараканистой кухне бухали оплывшая Ассоль и этот пьяница и импотент, посмешище всего Зурбагана, называющий себя русским офицером. Русский офицер, как и положено русскому и импотенту ползал где-то между юбками Ассоли и, вероятно, норовил налить водки в ее стоптанную туфлю. Ассоль хохотала, как десять лет назад…

— Варвары… — подумал Грей, но так как и сам давно уже был импотентом и лишь делал вид, что точно знает, откуда у Ассоли третий, четвертый и пятый ребенок, только спросил: Дети дома?

— Кто их знает, где они. Маленький вот спит указала Ассоль на сопящего на колченогом диване младенца. Когда ребенок спал, не было видно, что у него одно ухо и злые глаза.

Грей сел за стол, привычно изобразив, будто ему наплевать, что он никому не интересен, налил себе из початой бутылки вонючей дешевой граппы (надо бы вернуться к лестнице и набить старому черномазому самогонщику мурло за такие напитки, но было лениво) и, засосав стакан, задумался, глядя на жену.

— Конечно, Зурбаган не самый западный из западных городов и пластические хирурги заламывют здесь за свои сомнительные услуги сравнительно немного… Ассоль давно нуждалось и в круговой и в липосакции, но…Если бы Грей был не Греем, он, вероятно, вспомнил бы что-нибудь про молодое вино и мехи старые, но он был Грей:

— Что проку латать старый баркас?

Он поднялся, и, переступив через это ползающее убожество, называющее себя русским офицером, поднялся по скрипучим подгнившим ступенькам наверх в спальню.

Здесь он, быстро достав из облезлого комода жестяную коробку с надписью Montpensier поперек крышки, вытащил оттуда пачку засаленных купюр разного достоинства, разложенных по номиналам и перехваченных резинками. Распихав деньги по карманам, Грей прислушался к происходящему внизу. Там продолжали веселиться.

— Дьявол с ними, со всеми — подумал Грей. Тут его ничего не ждет кроме вечно пьяной стареющей жены и постепенно пустеющего города. Он вспомнил дедушку своего соседа по школьной парте, когда-то застреленного полицейскими при попытке произнести неосторожное слово, съеденного капитана Кука (в этом месте к его глазам подкралась влага) и Галилея с его знаменитым: “А все-таки…”

На комоде, среди всякой дребедени белела бумажка. Грей поднес ее к голубоватой щели в портьере, прочел и выматерившись, швырнул на пол. Это был чек из самого дешевого в Зурбагане, грязного как пиратский бриг, SPA- салона. Поговаривали, что там подпольный бордель для заезжих турок…

Грей поколебался секунду и прихватил с крышки комода несколько колечек и каких-то мелких бабских безделушек. Маленький голубой камушек зло блеснул в полоске лунного света.

— С паршивой акулы хоть шкуры клок…- подумал лихорадочно Грей.

Он вышел из дома задним крылечком и почти весело пробежал по улице, мимо, по-прежнему, валяющегося в блевотине Тома, заскользил по каменым ступеням к порту с такой скоростью, как будто ему не было сорока, и он не был импотентом…

— Всех забирает море… — начал даже напевать он на какой-то беззаботный мотивчик — море забирает всех….

В последний раз в этой серии забагровело под самым носом у месяца полотнище паруса. Впереди, на самом кончике бушприта маячил Париж, плясали беззаботные веселые люди, а в ушах крутились знакомые с детства слова: — “Пиликала гармошка, играл аккордеон, а маленький Антошка натягивал га….”.

Жизнь становилась правдивее и это наполняло душу кирпичами.


Спасибо и…

Автор: · Дата: 16 Февраль 2008 · 5 комментариев

hlevnitskiy.jpg

 
Не стало Бориса Хмельницкого.
Я не знаю, был ли он ” Робин Гудом на все времена”, но слышал, что человеком он был хорошим. А это много.
Узнав из телевизионного сообщения, что это произошдо ” после тяжелой и продолжительной болезни….” , крайне признателен детям , женщинам (бывшим и настоящим), Бориса Алексеевича за то , что ничего не знал об этой самой “тяжелой и продолжительной” и не увидел в проклятом интернете ни одной фотографии “из больничной палаты”.
Думаю, Борис Алексеевич был бы им благодарен.
Спасибо и…
Земля ему пухом.


Выучили вас на свою голову….

Автор: · Дата: 12 Февраль 2008 · 3 комментария

Есть такое интнернет издание – ВИКИПЕДИЯ (интернет-энциклопедия). Столкнулся на собственной шкуре с интересным парадоксом: практически наразрешимыми противоречиями при составлении подобных , в принципе, важных и нужных изданий.
Издание заявленно как ОТКРЫТОЕ, т.е. каждый может размещать там информацию (а как иначе собрать максимум информации?) С другой стороны, если я, например напишу статью о балете, она может неплохо читаться, но совершенно не соответствовать действительности.
Как отделить истину (энциклопедическую) от лжи и просто ерунды? Совершенно непонятно. Размещенный там материал обо мне, был представлен к удалению на второй или третий день. Автор материала (вролне взрослый господин) был вынужден выпрашивать у меня членские билеты, сканить их. куда-то посылать,,,, Каюсь , не очень хотелось ему в этом помогать. Мне хватает той доли счастья от любимой работы, которая у меня есть. С другой стороны (опять же) если есть некое поле , на котором действуют некие персонажи и это поле достойно отдельной статьи в знциклопедии (сиречь – сборнике информации), то значит и персонажи эти (пусть не все, но картинообразующие) должны быть туда внесены.
Но нам повезло жить во времена, когда никто друг другу не верит, подобно старому ВОХРовцу (помните, – глухой старичок с незаряженным ружьем и ооочень бдительный и любопытный?). Прежде я говорю Вам, что я автор этого подарочного альбома, а Вы верите мне и цокайте языком рассматривая богатое издание и то, что хочу показать Вам я – надпись в выходных данных отом, что художником данной книги являюсь я,Вас, в принципе, интересует в последнюю очередь….
Не то сейчас, во времена полной победы презумции невиновности))
А как доказать это в условиях интернета, где я лишенвозможности дать Вам в руки само издание вместе с выходными данными? Правильно – интернетои и доказать. Т.е. где-то в инете должна быть размещена информация об этом.
Вот недавно мы с Вами, бесконца, слышали и видели в телеэфире разговоры о заявочной книге России на проведение Олимпиады. Видели и саму книгу-заявку. Это роскошное современное издание. Видели и слышали мы это множество раз, но ни разу нигде не прозвучала фамилия дизайнера этой, соответствующей лучшим мировым канонам книги. А ведь такой человек есть ( и смею Вас заверить это достойный профессионал). Но нет его в эфире, нет в газетах, нет, соответственно, в интернете. А значит, при попытке разместить материал о нем в ОТКРЫТОЙ ЭНЦИКЛОПЕДИИ любой кинолог или артист цирка , покрутив Гугль, имеет право сказать – “НЕТ ТАКОГО ЧЕЛОВЕКА. СТАТЬЮ СНЯТЬ НЕМЕДЛЕННО”.
Зато в Гугде есть в тарном количестве, какая-нибудь Алена Воданаева из всем известного “телешоу” с домом и тараканами в нем.Неважно, что она никто. Гугль рулит и отказать в размещении статьи о ней будет невозможно.
К чему это я? К личным обидам? Помилуй Бог!
Считается что в изобразительном искусстве трудности с критериями. Я никогда не был сторонником такой точки зрения. Дело просто в недостатке базовых знаний.
Если этих знаний нет, то трудности обеспечены.
Может ВИКИПЕДИЮ, вообще , прикрыть, чтобы не смущала народ? Хотя, ведь дело то нужное… Понятно, Репин или Ван Гог в ОТКРЫТУЮ ЭНЦИКЛОПЕДИЮ пройдут (хотя и тут нет гарантий, что не забанят, вдруг кто из админов про них не слыхал?)… Ведь если необходимых знаний у редактора нет (а там, где редактируют все, трудно обеспечить наличие нужных знаний), то получится не энциклопедия а “сапоги всмятку”. Что во многом и имеем. Эх, правы были Lafontaine и дедушка Крылов опасаясь что “Беда, коль пироги начнет печи сапожник…” Классики, ядрена корень… В него и зрили.
А мне так, за профессию обидно…


Ночь с первого на второе

Автор: · Дата: 3 Февраль 2008 · 6 комментариев

Итак, свершилось – клубу “Реставрация’” исполнилось семь лет!
Много это или мало?
В наших условиях – это много и признаков увядания не видно.
Как всегда великолепен был Александр Ильич Смелянский – Президент клуба реставраторов. Смокинг и, ну очень правильный, галстук отличали его от разномастной толпы членов и друзей клуба. Вкусно “зажигала” чета Журбиных, усиленная, на этот раз. заокеанской невесткой, и, постепенно слабеющий под влиянием алкоголя голос Блохина, по-домашнему, знакомо звучал под известными охристыми сводами…. По обыкновению, ЛИРичен был народный артист Евгений Горчаков.
А кого тут только не было замечено: И Шендерович и Вишневский, кинологиня Конеген с собачкой и мужем, рекламисты г-жа Пчёлкина и г-н Михайлов, оба отмеченные специальными призами за лексические достижения и постоянство во вкусах, соответственно.
По-старомосковски спал за столом ресторатор Познер, создавая впечатление, что проснувшись ужо потребует сибирского кота… Блистала Бесподобная неуловимая Ленка, превращая торжественность момента в просто радость….
А под ночь, чуть ближе к утру, когда все стихло и за стол присел неожиданно помолодевший Ильич, стало совсем как дома, жаль, что пора было, именно, домой….
Приятно, что в нашем, постоянно разрушаемом, мире дело реставрации живет и побеждает. Успехов этой затее на годы вперед.


Приметы

Автор: · Дата: 27 Январь 2008 · 3 комментария

 
Помните Чичиков пережидал похороны при выезде из города N? Говорят : покойник в дорогу — к удачному путешествию. Вот и мы сегодня пытаемся тронуться с места, и уже, увы…  Сегодня не стало ИГОРЯ ДМИТРИЕВА.

Народного артиста России, Академика Национальной академии кинематографических искусств и наук России, члена Союза кинематографистов , Союза театральных деятелей России , Английского клуба, Всемирного клуба Петербуржцев и так далее…

Все это не так важно теперь.

Не стало обаятельного человена. органически “жившего” и на экране на сцене. Не стало еще одной части нашей жизни, ибо большинство из нам родилось и выросло под кино “с Игорем Дмитриевым”, под радио “с Игорем Дмитриевым”…

Отпоют актера Дмитриева в церкви на Серафимовском кладбище. На этом же кладбище он будет захоронен. Мысленно проводим его аплодисментами.

Как полагается.


Яндекс.Метрика