немаленькая трагедия

Автор: · Дата: 9 Июнь 2013 · Пока нет комментариев

papanov

Часто размышляю: что стало с людьми?
Размышлять об этом смешно? Банально? Признак надвигающегося маразма? Неисправимый совок?
Ни первое, ни второе, ни всё последующее.

Я не видел Куликовской битвы, но, как оказывается, я видел людей и их жизнь. И, часто, эту возможность дарило мне искусство. В самых разных своих проявлениях.
Я имею ввиду нормальных людей. Человеков. И человеческое искусство.

Вчера, 8 июня 2013 года, проснувшись, застал в эфире канала “Культура” финал спектакля знаменитого, некогда, Московского Театра сатиры “Маленькие комедии большого дома”.
Я видел этот спектакль “живьём” и, наверное, пару раз. Видел и, как тогда говорили, на голубом экране (слова, чаще всего , употреблялись по назначению).

Было уморительно смешно.
Но годы идут. Я, давным давно, не подросток и не ироничный юноша, набитый максималистскими, а, оттого, идиотскими, отрицаниями. В том нет ничего дурного, всему своё время.
Я взрослый, смею надеяться, человек, которому ничто человеческое не чуждо. Более того, по мере взросления, потребность в человеческом возрастает.

Там, в спектакле, заключительной новеллой является бесхитростный рассказик о жаждущем пения управдоме (в блистательном исполнении Анатолия Папанова). Жаждущем, со всеми своими управдомовскими штучками (“Не будут брать, отключим газ”©).
Для тех, кто не видел: этот персонаж прикрывшись выдуманным им, мифическим, смотром жэковских хоров, пользуясь своим положением советского управдома, когда и потолок на кухне белил ЖЭК, и югославскую плиту мог установить, тоже, ЖЭК, сколотил хор из жильцов, алчущих халявной побелки, и хормейстера (М.М. Державин), ищущего импортной кухонной техники.
Они дивно поют “Ласточку”:
— Пум-ба-па, пум-ба-па…
Но, они люди, вопреки расхожему мнению мало чем отличающиеся от современных. Они алчут и поют. Поют, потому, что алчут, а, когда всё раскрывается, в негодовании, разбегаются по своим квартирам, не забыв потребовать и получить все свои хотелки.

Но, Они – люди.
В финале того, почти, скетча, после монолога бессовестного романтика управдома, когда к нему, к его корявому, но искреннему благоговению перед прекрасным, присоединяются старушка-концертмейстер и милиционер (мент), они возвращаются.
Возвращается хормейстер, так и не получившей своей югославской плиты, подтягиваются и остальные.
Звучит оптимистичное: “Пум-ба-па, пум-ба-па…”
Они люди.

Наступает «главный» финал спектакля и на авансцене появляются все, занятые в нём актеры. “Пум-ба-па, пум-ба-па…” переходит в песенку о Москве (Большом доме):

Хорошо, хорошо, что в нашем ярком мире
город есть по имени Москва…

…Чертаново, Черкизово,
Проспекты, переулки и мосты.
Он дорог нам, он близок нам —
Нет города прекраснее Москвы…

В общем, я плакаль… От чего?
Давным давно, когда я смотрел этот спектакль на сцене, я наивно, но с юношеской убеждённостью полагал, что для сцены (экрана) пишут, на сцене (экране) ставят, на сцену (в кадр) выходят только нормальные, хорошие драматурги, актёры, режиссёры. Само собой. Как же, иначе?
К моему великому сожалению, сегодня, этот спектакль, и эти актёры не показались мне хорошими. Они гениальны, сегодня, а это – гениальный спектакль.
Радость открытия, как и положено радости, радует.
Динамика происходящего в искусстве угнетает.
Хочется, чтобы, как у людей. Не в зоопарке же, в самом деле.

Вот, кто подарим мне этот спектакль (имена прекрасных актёров опущу. – многие из них сегодня забыты совершенно):
Режиссёр-постановщик: Валентин Плучек
Режиссёры: Андрей Миронов, Александр Ширвиндт
Художник-постановщик: Борис Мессерер
Композитор: Давид Тухманов

Спасибо им, живым и неживым.

Рубрика: искусство. статьи, критика ·  



Оставить комментарий или два

Пожалуйста, зарегистрируйтесь для комментирования.

Яндекс.Метрика