казус будённого

Автор: · Дата: 22 Январь 2018 · Пока нет комментариев

Не знаю, на что и зачем трачу своё время, но сегодня, после внимательного прочтения “Хождение по мукам” (в ходе подготовки к просмотру новой экранизации), решил задуматься о секрете успехов Будённого в военных действиях Гражданской войны (что не оспаривается никем).

У меня, тоже, получилось подобие маленького панегирика,в первоначальном, без иронии, значении термина.
Быстро пересмотрел доступное: трёхтомник самого Семёна Михайловича, мемуары Краснова, сменившего его Богаевского, томик кубанского генерала Покровского и, как мне кажется, пришел к выводу, которого не встречал у авторов, многословно описывавших дела Первой конной и ГВ, в целом.
Вот он.

У России (Росийской империи), традиционно была одна их лучших в тогдашнем мире кавалерия, и сколько бы ни писали о утрате боевого значения кавалерии в ходе Первой Мировой (что , отчасти, верно, хотя, и , отчасти), это не отменяет указанного факта. Более того, именно, русская кавалерия приложила руку к этому закату.

21 августа 1914, русская 10-я лёгкая кавалерийская дивизия под командованием графа Келлера (именуемого современниками “Первая сабля империи”) столкнулась с 4-й австрийской кавалерийской дивизией, навязав встречный бой.
На стороне австрийцев было двукратное численное превосходство, объясняемое разными штатами дивизий: в 4-й австрийской дивизии было 20 эскадронов, в русской – 10.
Более того, австрийцы занимали возвышенность, русские атаковали снизу вверх.
Результат был следующим: 4-я кавалерийская дивизия престала существовать (1000 зарубленных на месте, более 700 пленных). Австрийцы никогда более не применяли кавалерию в открытом бою.
Русская 10-я дивизия потеряла убитыми и раненными около 150 человек.
Страшной силой была прекрасно выученная русская регулярная кавалерия.

К Будённому.

На южном фронте гражданской войны, большую часть времени Белые армии обладали очень заметным численным превосходством в кавалерии.
За это время, Будённый прошёл путь от кавалерийского отряда, преимущественно из «иногородних» Войска донского, последовательно, через полк, бригаду, дивизию, корпус и армию. И, именно, ему было суждено лишить ВСЮР возможности перевести это количественное превосходство в выигрыш качества.
На всех стадиях роста численного состава соединений Будённого в них вливались пехотинцы (в большом количестве), согласившиеся “сменить профессию”.
Это создавало огромные проблемы (эти воины не могли состязаться с казачьими частями, а, именно, казачья кавалерия Донского, Терского и Кубанского казачьих войск составляла 90-95 процентов всей кавалерии ВСЮР) в сабельном бою и манёвре.
Правда, как правило,  они куда лучше стреляли, что заставляло Будённого изобретать новые тактические приемы полевых действий. И они изобретались и применялись.
Будённый и его командиры, понимая такие особенности своего личного состава, вели постоянную работу по повышению, собственно, кавалерийской выучки войск, постепенно, выводя её уровень на сопоставимый с уровнем природной казачьей кавалерии.
Не забывали и о своих преимуществах.

В результате, когда, в середине-конце лета 1919 года, в районе Воронежа, к Донскому кавалерийскому корпусу Мамонтова происоединился Кубанский кавалерийский корпус Шкуро, силы Белой кавалерии здесь составили шесть дивизий против двух дивизий Первого конного корпуса Будённого (в армию, корпус развернут, уже, после боёв за Воронеж). Правда, Красные дивизии были несколько многочисленнее Белых и реальное соотношение составляло не 3 к 1, а примерно, 2,5 к 1.
Тем не менее, этим двум корпусам прекрасной казачьей кавалерии был учинён полный разгром с преследованием, продолжавшимся на протяжении более двухсот пятидесяти километров.
Что же произошло тогда под Воронежем?
Проявила себя, действительно, огромная работа, проведённая под руководством обладателя полного Георгиевского банта (четыре Георгиевских креста, четыре Георгиевские медали), бывшего старшего унтер-офицера 18-го драгунского Северского полка Кавказской кавалерийской дивизии…
Что сделал бывший драгун?
Казачья кавалерия, составлявшая, как упомянуто выше, до 90-95 процентов кавалерии ВСЮР, как ни крути была кавалерией иррегулярной. Бывший драгун императорской армии Будённый воссоздал регулярную русскую кавалерию, размытую неудачной войной и революционными событиями.
Ту самую, что была у графа Келлера.

В результате, восхитительная иррегулярная казачья кавалерия Белых не смогла противостоять Красной регулярной кавалерии.
В этом системная заслуга Будённого, а, вовсе, не в героических усах и симпании к Сталину.
Фактически, после воронежского разгрома, началось “замирение” Дона и, чуть позже, Кубани.
Противопоставить было нечего.

Чтобы ни происходило потом, следует признать Семёна Михайловича Будённого в качестве выдающегося военноначальника своего времени.
И, как бы много ни говорить о непригодности Будённого для Второй Мировой, в любом случае, это будет относительной оценкой, по абсолютной же шкале, немного найдется среди отечественных военных руководителей двадцатого века равных ему по эффективности, понимании специфики своей воинской специальности и преданности ей.

 

Рубрика: vox populi, историчное, память ·  



Оставить комментарий или два

Пожалуйста, зарегистрируйтесь для комментирования.

Яндекс.Метрика