Ухо Ван Гога

Автор: · Дата: 1 Февраль 2015

КОНСТАНТИН ХУДЯКОВ «ИСКУССТВО ГЛУБОКОГО ПОГРУЖЕНИЯ». 2015.

 

mars_web_530

 

Странные ощущения дарит город, накрываемый сумерками. Он устал и засыпает, а ты суетишься, у тебя ещё много дел и желаний на сегодня.

Городу наплевать. Он засыпает.

Мы тронулись с Кутузовского при свете уставшего дня, а втекли в устье Сретенки почти в темноте. Налево и вниз. Пушкарёв переулок. Припарковались и стемнело.

Жизни на М’АРСе почти нет. Светится ресепшн.

Почти… Наш М’АРС, не совсем на Марсе, он на Земле. И здесь множество форм жизни. Например, дигитальная жизнь. Цифровое искусство. Искусство цифры, плод творческого поиска и миллионов вычислительных операций кремниевого кристалла. “Искусство глубокого погружения”.

Я не смог быть на открытии этого юбилейного для академика Константина Васильевича Худякова выставочного проекта. Посетил его в хорошей компании талым вечером февральского воскресения.

Не стану ни рассказывать о Константине Худяков, ни описывать буквами изобразительную выставку. Худяков известен, выставки нужно смотреть. Поэтому текст будет коротким, как февральские сумерки. Иллюстрация не имеет отношения к выставке. Лишь, к посещению её.

И на этот раз, ультра-хром-принты (о них я тоже не буду писать) присутствует в экспозиции, по-прежнему, поражая своим фрактальный совершенством и полизначностью символики). Но, они заметно потеснены стерео-лайт-панелями. Как понимаю, привлечены новые люди и новые технологии. Инновации продолжаются «вшиhь и вглубь», что чрезвычайно радует.
Иконы панелей горят в полумраке создавая стеклянные головы и черепа, следящие за тобой. Одна из стен живёт жизнью субстанции Соляриса.

Я много раз твердил о своей приверженности к традиционному изобразительному искусству. И оставаясь на земле, со своими архаичными кистями и мастихинами, с завистью наблюдал полёт Худякова в непонятном мне небе актуальности. Мне мешали технологии. Они тянули одеяло на себя и раздражали.

Можно сказать много слов, можно написать много слов, но антропоморфность искусства и художественного образа невозможно оспорить. Мне мешали технологии, мне казалось, а, скорее всего, не казалось, что технологии, так явно торчащие из “цифры”, лишают это искусство возможности быть “близким”… Ну, чтоб “на стену”, чтобы “жить с этим в одной комнате” … Делают его подобием зоопарка, куда ходят попялиться на жирафа.

Сегодня я увидел тенденцию увеличения доли более “нагруженных” технологиями объектом экспозиции, но, как ни странно, траектория худяковского дигитального полёта не смогла (или не могла?) сделать его вечным спутником. Художник вернулся. Круг совершенства, в определённом смысле, замкнут.

Впервые возникло ощущение, что мне больше не мешают технологии. Любую лайт-панель можно повесить не только в выставочном пространстве и пялиться на неё, как на техническое диво, но можно жить с ней в одной комнате. Можно пить чай под ней, иногда, забывая о её существовании, иногда, разглядывая формы, представленные на ней, ища и находя новые вопросы к мирозданию и, возможно, ответы, на некоторые из них …

Художнику Худякову удалось (вероятно, назло мне и мне подобным))) пойти сквозь стену, на мой взгляд, до сих пор, непроходимую. Стену, разделяющую наш аналоговый, оптический мир и мир двоичного кода. Создание в формате стерео-панелей “станковых” произведений цифрового искусства (а, не «Ух,ты!», и «Ядрёны пассатижи!») состоялось. Это, пожалуй, самое удивительное впечатление от этой, конкретной экспозиции. Для меня это стало откровением. Это, на мой взгляд, большая удача.

Разрыва нити традиционных понятий не существует. Музыка вечна. Художественный образ классически антропоморфен! Искусство возвышает!

Разрыва и не было: не случайно художник вспомнил супрематизм, где, по большому счёту, с предметом “боролся” один Казимир Северинович, остальные же верно служили предмету, ни смотря ни на какие манифесты…

И, наверное, не случайно, что к веселоубитомукарлумарксу добавилось, такое, знакомое с детства, щемящее “Ухо Ван Гога”…

По выходу на сырой, предночной московский воздух, в мир редких жёлтых фонарей и лиловатых линий кособоких крыш старинных домиков Пушкарева переулка, особенно остро ощутилось, что живая стена, стеклянные крики адамовой головы, вангоговы уши, как и Ломоносовский, Протва, Боровск … — местные. Свои.

Многоуважаемого Константина Васильевича хочется, ещё раз, от всей души, поздравить с Юбилеем, с Выставкой, с Успехом и пожелать и новых свершений в деле изменения нашего эстетического сознания его эстетическими практиками!

Что-то еще создаст его талант актуального классициста …

Новых глубоких погружений в предельно высоком разрешении!



Оставить комментарий или два

Пожалуйста, зарегистрируйтесь для комментирования.

Яндекс.Метрика