В беспамятстве

Автор: · Дата: 8 Октябрь 2013

sovok_530

 

«Есть в наших днях такая точность,
Что мальчики иных веков,
Наверно, будут плакать ночью
О времени большевиков».
  
Павел Коган.
  
  
            В 1960-1980-х годах в Советском Союзе бытовала интереснейшая традиция – всей трудовой бригадой сочинять так называемые «письма к потомкам». Как это выглядело? К примеру, комсомольцы 1967 года писали послание комсомольцам 2017 года (сейчас звучит, как оксюморон, не правда ли?) и, поместив его в капсулу, торжественно замуровывали в каком-нибудь общественно-значимом здании – во дворце пионеров, в школе, в институте. В нашей школе тоже была заложена такая капсула с письмом. Она и теперь там есть. Другая подобная ниша с табличкой, но уже в здании Дома Культуры, также до сих пор не уничтожена. Это из тех, которые мне известны. Я уж не знаю, будут ли их вскрывать через четыре года в торжественной обстановке, как предписано, однако, новые хозяева не поспешили даже в 1990-е разделаться с этими «пережитками тёмного совка» и оставили ниши с письмами на своём месте. Наверное, во всём этом есть даже что-то сакральное. Но вернёмся, однако, к самим текстам. Слова всех этих посланий были примерно одинакового содержания: ребята, вы живёте при коммунизме, вы покорили Вселенную и высадились на Марсе, поэтому ваше поколение гораздо более счастливое, чем наше. Но именно мы начали то прекрасное и большое дело, которое вы приняли из наших рук.
  
 
Вот фрагмент из подобного обращения, напечатанного, правда, в газете 1967 года: «Мы знаем, что вы будете жить лучше нас, совершите подвиги в мировой галактике и сделаете прекрасной нашу землю. Мы немножко завидуем вам, встречающим столетний юбилей Советской Родины. Но знаем, что и вы позавидуете нам, нашему беспокойному молодому поколению. У нас ясная цель, прекрасное будущее, много дел. Есть где приложить руки, ум, сердце, энергию. И в этом — наше счастье». В 1970-х годах в этих текстах было уже гораздо меньше звёздно-космической романтики, но ещё больше общих, красивых слов. И вот, что удивительно – предки, то есть молодёжь 1960-х обращалась к юношеству – 2017 как к поколению, которое будет жить «после нас». Мол, ребята, вы увидите столетний юбилей Революции. А… мы? То есть сами они, будто бы не собирались доживать до счастливой старости, которую им гарантировало советское законодательство. Не кажется ли вам это странным?
  
            …Но они дожили до 2010-х годов и большинство из этого крепкого поколения походников, физиков, романтиков ещё и переживёт иных молодых. Старики оказываются бодрее и оптимистичнее даже тех умученных фитнесом тридцатилетних карьеристов, которых так любит тиражировать наша и не наша реклама — с их SPA-салонами, солярием и косметическими наворотами. Поколение, у которого «понедельник начинался в субботу» всегда даст фору генерации, которая кукует по своим опен-спейсам в ожидании пятницы. Кстати, именно эти люди – шестидесяти — семидесятилетние весьма активны и в современной общественной жизни. Привычка! Никуда не денешься от такой планиды. Вот и на последних выборах мэра Москвы именно пенсионеры – все эти бывшие мальчики с гитарами и девочки с «бабеттами» — проявили себя самым наилучшим образом. Взяли и пришли. Массово. Это, знаете ли, давняя привычка ощущать себя ответственными за свою страну. Громко звучит? Пожалуй. Но это не меняет сути.
  
            Так какой же ответ получили от потомков из Прекрасного Далёко физики-лирики 1967 года? Да, тогдашние очкарики из романов Стругацких и помыслить не могли о таких штуках, как интернет-блоги и, вероятно, если бы Саша Привалов из «Понедельника…» к своему ужасу заглянул в Будущее, он бы прочёл послание светской львицы, журналистки и просто красавицы Божены Рынской. В её популярном блоге мы можем прочесть прочувствованные строки. Сразу видно, что Божена – человек неравнодушный. Так сказать, наболело.
 
«Голосовать шли в основном пенсионеры. Я всегда хорошо относилась к старикам. В отличие от детей, они меня никогда не раздражали, так как не издают мерзких звуков, а скорее, умиляли. Но сегодня я вдруг ощутила к потоку бабок — дедок страшную утробную ненависть — первый раз в моей жизни. Захотелось, чтобы почти все они поскорее отправились к праотцам. Из-за этого невымершего поколения, хавающего все *****, которое испражняет путинский телевизор, из-за этих покорных муму страдает наше поколение, — они вносят чудовищные, судьбоносные помехи в избирательный пейзаж. Доживать им осталось не так-то много, а наш век своим тупорылым голосованием реально заедают. Не должна уходящая натура влиять на жизнь цветущую и созидающую».
  
            Так вот, Саша Привалов, вероятно, задал бы себе кучу вопросов. Откуда столько злобы и гонора, например, у приятной во всех отношениях женщины? Саша, вы же не знаете, что в новом и прекрасном мире модно, принято и – общеобязательно любить себя, а окружающих считать «хавающими» и «тупорылыми». Это тренды и бренды той эпохи, которая вам так долго снилась, товарищ Привалов. Но снилась неправильно. Яблонь на Марсе нет. «Ветка сирени в Космосе» тоже никому не нужна. Также вас удивит, что известная журналистка столь обильно и с удовольствием использует жаргон, который в ваши времена был печальным уделом коммунальных скандалистов. Но всё это – семечки, «мелочи быта», как сказал бы Михаил Зощенко. Просто, с точки зрения бойкой, креативной и отнюдь не глупой женщины «поколение муму», то есть и вы, Привалов, и всё ваши, дожившие до седин, умники из НИИ должны поскорее убраться, дабы не мешать «поколению ми-ми-ми» жить и голосовать по-человечески. Муму сделали своё дело – муму могут уходить.
  
 
Они работали на заводах, которые в 90-х закрыли за ненадобностью. Они сделали открытия, которые кому-то показались нерентабельными, зато потом были куплены их американские аналоги за валюту. Они запустили человека в Космос и мечтали о звёздах. А ещё — писали стихи, дарили цветы любимым, пели под гитару у костра. В свободное от работы время, а не вместо неё. Это сейчас популярен дауншифтинг, а тогда это называлось «тунеядство». Они снимали кино, которое до сих пор можно смотреть. Они не тусили по модным клубам, они шли в горы – проверять себя и друзей на прочность. А те, которые постарше – те победили в великой войне. О, да. Если бы не «поколение муму», где, на какой «фабрике смерти» закончили бы свои дни предки всех креативно-одарённых и оппозиционно-мыслящих индивидуумов? Что ж. Сейчас благодарность тоже не в моде – она плохо монтируется с любовью к себе. Беспамятство – вот тренд эпохи. Да, поколение муму оказалось настолько не толерантным, что освободило цивилизованную Европу от коричневой заразы. Чтобы сейчас там гордо отсвечивала «голубая Луна». Цвет меняется, смысл остаётся. А поколение муму ходит на выборы.
  
А ещё, это наши отцы и матери, деды и бабки, свекрови, тётки, соседи. Это наши «старики», хотя называть их таковыми можно лишь условно – они, повторюсь, свежее и бодрее иных молоденьких, до срока изъеденных ржавчиной. Почему же стало это возможно? Это чудовищное отношение к тем, кто воевал, покорял и работал, кто созидал, а не просиживал штаны? Просто последние двадцать или даже двадцать пять лет было принято охаивать тех, кто зачем-то строил Днепрогэс вместо того чтобы мочить большевиков. Кто жёг фашистов, вместо того чтобы цивилизованно с ними спать, как это делали мудрые и стильные парижанки. Кто мечтал о «пыльных тропинках далёких планет», вместо того чтобы мечтать о пляже на Багамах. Старательное и целенаправленное унижение людей, именуемых отныне «совками» продолжалось все 1990-е годы – сатирики наперебой изгалялись над дикцией Брежнева, деятели культуры отрекались от своих же пьес о революции, а местечковые певички кричали о своих аристократических корнях и репрессированных прабабушках. Ничего не попишешь – мода на предательство это такая же мода, как и всякая другая. В 2000-х ситуация поменялась к лучшему – вернулся Гимн, правда уже с другими словами, да и вообще антисоветчина сделалась менее оголтелой, хотя, иной раз, более изощрённой. Но многие люди вдруг остро ощутили ностальгию по СССР – не по своему безоблачному детству и походной юности, а именно по Советскому Союзу. По эпохе побед и созидания. Но, тем не менее, разухабистые 1990-е годы не прошли нам даром.
  
 
            В этой связи мне вспоминается недавняя публикация в журнале «Огонёк» (№34 (5294) от 02.09.2013). Журналистка Екатерина Данилова беседовала с известной публицисткой и писательницей Светланой Алексиевич. Открываем журнал и читаем название статьи:«Свобода — это то, что мы не умеем». Итак…
 
«Сейчас в издательстве «Время» выходит завершающая литературный цикл книга «Время second hand. Конец красного человека».
О нашей неготовности к свободе и ответственности за время автор рассказала «Огоньку»». Снова здоруво – опять мы не готовы к свободе, опять мы плохие и неправильные. Опять нам надо учиться демократии. Двадцать лет учились-учились, да так и не выучились. Просто не народ, а двоечник какой-то! Почему я вдруг вспомнила эту публикацию? Вроде бы и тон у неё спокойный, культурный, и никто никого не обзывает «доживающим поколением покорных муму». Верно. Однако… дадим слова самой писательнице.
  
«Вы знаете, дело, конечно, в человеке. Но после красной цивилизации остался человек, более уязвимый для Зла. Мы выросли среди палачей и жертв и потеряли ориентацию — где Зло, где Добро. Служение идее оправдывало любое зло».
 
Я не просто так для красивости выделила очень важную для осмысления фразу – оказывается, мы выросли среди палачей и жертв. То есть мы все получаемся потомками зеков и надсмотрщиков, стукачей и тех, на кого постукивали. Скажите, читатель, вот именно ваша мама была стукачкой? Или она была зечкой? Или она была надзирательницей? Или она подсидела свою коллегу в НИИ путём написания доносов в КГБ? Или, может быть, ваш дедушка лично расстреливал по подвалам представителей творческой интеллигенции? Я не понимаю, как можно жить, ощущая себя потомком палача или потомком жертвы. А куда ж тогда можно отнести людей, которые просто работали на стройках или в лабораториях? В школах, в больницах, в конструкторских бюро, в ателье мод, в…да где угодно. Страна-победитель обращается страной-вертухаем. Напрашивается вопрос: можно ли гордиться таким прошлым? Да ни за что! Только критиковать и отплёвываться.
  
Ведь мы больше не рабы, а? Ну нет – всё ещё рабы, ибо, свобода – это то, чего мы по-прежнему не умеем. Что там далее? «А вспоминаются 90-е как счастливые годы. Глоток свободы…» О как! Может быть, только у нас под окном постреливали жизнерадостные братки в пиджачках от Версаче? Или горящий Белый Дом 1993 года привиделся мне во сне? Или обнищание большинства населения – это происходило в параллельной реальности? Этого не было? Или это и есть — свобода? А, возможно, у творческих людей «глоток свободы» — это что-нибудь особенное? Не как у всех? Мы опять оказались «рабами» с точки зрения писательницы. Но это её право – никто же не запрещает ей считать всех наших стариков, всех наших предков — несчастным поколением, разделённым не на физиков и лириков, а на жертв и палачей. Это – личный моральный выбор.
  
Интересно автор трактует и ностальгию по СССР:

«Революцию 90-х сделал Горбачев и горстка интеллигентов. 90 процентов людей проснулись в совершенно незнакомой им стране и не знали, как им жить. И они до сих пор не знают, как в ней жить, и не принимают капитализм, я часто слышала, что люди жалеют о социализме. Человеку не надо было служить на трех работах. Все жили одинаково. Жизнь уходила на саму жизнь — на костры, на гитару, на разговоры, на чтение книг».
 
Оказывается, это сейчас люди вкалывают, а тогда они круглогодично сидели у походного костра. Или читали Альбера Камю. Тоже с завидным постоянством. Тогда кто же учил, лечил и паял? Мама, оказывается, ты тоже не работала, а много лет проговорила на интеллигентской кухне. Обидно, чёрт возьми! Палачи, жертвы, покорное муму, потребители, точнее — хаватели теле-продукта, вы когда-то писали свои красивые и наивные письма комсомольцам-2017, иной раз, сбиваясь на пафосные вирши, вроде этих, из кинофильма «Здравствуй, Москва!»:
«Но зависти у нас к потомкам нет / Пусть будут нам завидовать потомки!» И действительно, многие молодые, не изуродованные гламуром, говорят, что считают СССР великой страной – страной их славных предков.
  
У певца Игоря Саруханова была когда-то песня о стариках. Вот её слова:
  
«Дорогие мои старики, 
Дайте, я вас сейчас расцелую.
Молодые мои старики 
Мы ещё, мы ещё повоюем…»
  
            Они-то ещё повоюют. Я на это надеюсь. А того, кто живёт в беспамятстве, можно только пожалеть.

G «Завтра», 23 сентября 2013, Галина Иванкина, http://zavtra.ru



Оставить комментарий или два

Пожалуйста, зарегистрируйтесь для комментирования.

Яндекс.Метрика